Преподобный Иоанн Синайский, чью жизнь мы вспоминаем 12 апреля, оставил после себя азбуку исихазма – «Лествицу». Он подробно описал в ней действие страстей и бесов, пути борьбы с ними и ступени восхождения ко Христовой любви, ибо «любовь есть Бог». О «Лествице» Иоанна Лествичника в сегодняшнем материале.

Исихазм пришел к нам с востока, от первых веков христианства, и на Руси связан с именами Антония и Феодосия Печерских. Без понимания идеи исихазма трудно понять глубину «Лествицы». Идеи эти – это сочетание ума и сердца, очищенного от страстей, умная молитва, безмолвие и Преображение души до возможности пребывания в Боге и видения нетварного света.

Бога узрят только чистые сердцем

Степени очищения души отец Иоанн изложил в своей книге языком поэтическим, ибо поэзия есть язык общения человека с Богом.

Чтобы решиться на такой труд, отцу Иоанну пришлось пройти подвижнический путь. На шестнадцатом году он пришел в монастырь и отдал себя в полное послушание аввы. Послушание становится основополагающим понятием для приобретения новоначальным иноком смирения и очищения сердца, ему преподобный посвятит отдельную главу своей книги.  

Послушание он определяет рядом поэтических троп, таких, как путешествие спящих, жизнь без любопытства, гроб собственной воли и даже добровольная смерть. Эти образы выдают в преподобном большого поэта. Послушание он вослед за отцами, называет исповедничеством. Об отцах он пишет, что всегда видел их веселыми, незлобивыми и кроткими. «Лествица» начинается с памяти этих отцов, воссоздавая их портреты. В них проявляются образы величайших христианских подвижников, учителей монашества, пастырей, перед которыми открыты самые тайные уголки сердец, притекающих в монастырь иноков.

Икона преподобного Иоанна Лествичника

Врачевание сердца для очищения его – первое, что необходимо сделать тому, кто решил стать монахом. Ибо Бога узрят только чистые сердцем. Для очищения сердца  нужен наставник, которому были бы открыты язвы нашего сердца. Выбору наставника отдает огромное внимание авва Иоанн:

«По качеству страстей наших должно рассуждать, какому руководителю отдаться нам  в повиновение и сообразно с тем такого и избрать. Если ты невоздержан и удобопреклонен на плотскую похоть, то будет твоим обучителем подвижник, и в отношении к пище неумолимый, а не чудотворец, который готов всех примирить и угощать трапезою. Если ты высокомерен, то да будет твоим руководителем человек суровый и неуступчивый, а не кроткий и человеколюбивый. Не должно искать таких руководителей, который имели бы дар пророчества или прозрения, но прежде всего истинно смиренномудрых по нраву и местоприбыванию своему приличных нашим недугам… Когда, будучи непрестанно обличаем от своего наставника, ты почувствуешь, что вера и любовь твоя к нему возрастают, то знай, что Дух Святой невидимо вселился в душу твою и сила Всевышнего осенила тебя»

Слово тридцатое, «О союзе трех добродетелей».

Девятнадцать лет провел Иоанн Синайский  в послушании у аввы, к которому пришел на шестнадцатом году. Сорок лет он провел в молчании. После избрания его игуменом через некоторое время передал обитель в руки иного инока и вновь погрузился в молчание. Поэтому книга, которую он оставил после себя, – плод жизни – подвига.

Сегодня мы публикуем отдельные его мысли. Он писал их для монахов, но полезны они и для мирян.

Незлобие, пост и целомудрие

Всем приступающим к подвигу смиренномудрия, ухода от мира, преподобный советовал начинать с трех добродетелей – незлобия, поста и целомудрия (слово первое,  «Об отречении от жизни мирской», параграф 10)

Живущим в миру христианам авва Иоанн советовал поступать так, чтобы подражать житию монашескому:

«Все доброе, что можете делать, делайте, никого не укоряйте, не обкрадывайте, никому не лгите, ни перед кем не возноситесь, ни к кому не имейте ненависти, не оставляйте церковных собраний, к нуждающимся будьте милосердны, никого не соблазняйте, не касайтесь чужого ложа. Если так будете поступать , приблизитесь к Царствию Небесному».

Преподобный предупреждал, что бесы внушают нам уничижать себя, с тем, чтобы впасть в отчаяние. Уничижение себя не есть покаяние и смирение, это ступень к отчаянию. Сны, которые приводят нас к отчаянию – от бесов. Ангелы же, по учению Иоанна Синайского, во снах показывают нам Страшный суд и муки (слово третье , «О странничестве», параграф 28.).

Видение лествицы. Московская икона XVI в.

О братолюбии

Авва Иоанн воспел братолюбие, без которого невозможно спасение в общежитии, ибо две главные страсти подстерегают того монаха, который захотел спасаться в общежительном монастыре: гневливость и плотское возбешение. С возбешением можно и должно бороться постом, с гневливостью же – только смирением и братолюбием.

Авва приводит в пример обители, где любовь царит меж братьями, а нелюбящий брата своего изгоняется в особый монастырь, темницей именуемый. В темнице монахи живут отдельно и сидят на хлебе и овощах. Ибо недолжно терпеть в общежительном монастыре двух диаволов – видимого и невидимого (слово четвертое, «О блаженном послушании», параграф 14.).

Нам все это полезно знать, потому что семья является тем же самым общежитием, и главной страстью семейных отношений становится гневливость.

Как бороться со страстями?

Не давать им прорасти в сердце глубоко и пустить там корни. Авва Иоанн оставил для нас советы древних отцов – игуменов монастырей. Один из них, которого он считал мудрейшим, просил  своих иноков записывать помыслы в тетрадку и исповедывать их. Ибо помысел греха есть его предтеча. Исповедуя помысел, мы избавляемся от греха, не давая ему вырасти из зерна в огромный сорняк души нашей.

О чистоте сердца

Почему отец Иоанн, подобно другим отцам исихазма, такое внимание уделяет чистоте сердца? Потому что сердце есть радио, которое может ловить разные волны. Через него может говорить с нами Бог. А может и иной дух, который не будет да упомянут здесь, и который через помысел может насадить в наше сердце страсти. Поэтому первое и главное, что должны мы делать – следить за чистотою сердца нашего. Преподобный Исихий, один из столпов исихазма, ярким представителем которого и был отец Иоанн Синайский, пишет об этом просто:

«наш ум падок на помыслы греховные, если не имеет в себе слова Божия» .

Путь очищения сердца – умно-сердечная молитва, которая помогает удерживать ум, сведенный с сердцем, в постоянной памяти о Боге. Тут важно понимать, что при умно-сердечной молитве ум не рассеян, как это бывает при словесной, когда уста наши молятся, а сердце молчит. О важности достижения такой молитвы писал и отец Иоанн Синайский, и авва Дорофей, и Антоний Великий. Иоанн Лествичник же указывал путь к достижению такой молитвы через безмолвие. Он писал о том, что любитель безмолвия может отражать помыслы еще в дверях сердца (Слово четвертое, параграф 120.).

Безмолвников он сравнивал с Ангелами земными. Безмолвию он посвятил два отрезка своей жизни, первый длился, как уже было упомянуто, сорок лет. Итогом его духовной жизни стало растворение в Боге и видение нетварного Света, и пребывание в любви, ибо

«сын любви всегда прилепляется ко Господу» –

слово двадцать седьмое, «О священном безмолвии души и тела», параграф 3.

Плач по душе своей

Лествица Иоанна Лествичника (икона из собрания монастыря Святой Екатерины, XIII век)

Долгий путь очищения сердца начинается с покаяния и плача по душе своей, который Иоанн Синайский считал  величайшим даром.

«Источник слез больше крещения, ибо крещение очищает нас от прежних зол, а слезы – от грехов, содеянных после крещения». «Достигши плача, всею силою храни его!»

Все седьмое слово его «Лествицы» посвящено плачу:

«Не на брачный пир приглашены мы, братья, а Призвавший нас сюда позвал нас на плач по нашей душе!»

Плач есть следствие покаяния, которому посвящено пятое слово «Лествицы».  В нем Иоанн Синайский подробно описывает обитателей темницы монастыря, в которой он побывал, умолив игумена допустить его туда. Он видел там потрясающие образы покаяния: монахов, которые стояли ночи на молитве, колыхаясь на ветру. Монахов, которые мучили себя голодом и жаждой, покрываясь язвами  и ранами. Монахов, которые бились челом о землю, умоляя о прощении  и считая себя недостойными даже взглянуть на небо.

Читая эти страницы “Лествицы”, современник испытывает потрясение. Наше покаяние и покаяние синайских монахов разделяет пропасть.

В своем угождении к Господу синайские монахи достигали того, что некоторые их них начинали проходить мытарства еще при земной жизни. Так, в Слове о плаче отец Иоанн описывает случай, когда в последний день земной жизни одного монаха, наблюдавшие его братья слышали и видели, как он отвечал кому-то невидимому: «Да, это было, но я плакал и служил братьям». Или: «Не было этого, вы клевещите». Зрелище мытарств потрясло свидетелей.

О страсти памятозлобия

Плодом покаяния и плача о душе становится достижение кротости и безгневия. Состояние это, называемое также незлобием, в полной своей форме дает возможность принимать поношения как похвалы. Ибо поношение есть омовение душевных страстей.  Если мы имеем в сердце нашем памятозлобие, то мы не избавились от гнева, а носим его внутри себя, как червивое яблоко носит в себе червя.

«Памятозлобный безмолвник есть аспид, скрывающийся в норе, который носит в себе яд смертоносный».

Страшный приговор тому, кто помнит зло, выносит авва Иоанн в своем девятом слове «О памятозлобии». Конечно, Иоанн имеет ввиду монаха, достигшего безмолвия, но не избавившегося от страсти памятозлобия.

О злословии

Но злопамятный мирянин также носит в своем сердце этот змеиный яд. А ведь мы можем и не заметить этот грех. Иоанн Синайский же предупреждает:

«Никогда не думай, что сия мрачная страсть маловажна».

Нам всегда бывает стыдно после злословия, потому что сердце наше покрывается мутной слизью после упражнения в этой нелюбви к ближнему.

Иоанн же Лествичник называет злословие «исчадием ненависти». И тех, кто прикрывает свое злословие заботой о ближнем, он призывает вместо этого тайно молиться о том, о ком вы хотите злословить. И предрекает, что злые судии чужих деяний будут впадать в те грехи, за которые злословят ближнего.

О многоглаголии и унынии

Дверью, через которую входит к нам в душу злословие, отец Иоанн называет многоглаголие. Плодами многоглаголия, кроме злословия, являются ложь и уныние. Много говоря, мы теряем и способность души к молитве, и чистоту сердца, и плач души о грехах своих. Многоглаголание истощает силы нашей души и приводит к унынию. Мы словно выпиты, а сосуд не терпит пустоты, и бесы, не дремля, его занимают.

Беса уныния Лествичник описывает так подробно, что понятно, что бес сей ему знаком. Отец Иоанн упоминает даже часы молитвы, когда бес сей приходит. Из восьми предводителей злобы, как пишет Лествичник, дух уныния есть тягчайший. Он толкает людей к перемене мест, не давая им нигде найти покоя. Монахов же он понуждает покидать монастырь.

Исторгнуть этого беса из души своей возможно тремя способами – молитвой с твердою надеждою на спасение, пением псалмов и рукоделием. Под рукоделием отец Иоанн подразумевает труд.

  Тот, кто победил уныние, победит и все остальные страсти, убежден авва Иоанн.

О чревоугодии

Описывая рабов чревоугодия, отец Иоанн живописует наш групповой портрет. Раб чрева мечтает о Пасхе, припасая вкусности, пишет он. А раб Божий – собирая дарования к этому празднику. Когда чрево жаждет, его не надо умертвлять водою и хлебом, пишет авва. Это все равно что заставлять человека сразу запрыгнуть на самую верхнюю ступень лестницы.

Пищу надо отсекать постепенно. Сначала – тучную. Потом – разжигающую. Потом – услаждающую. Пища, как советует авва в четырнадцатом слове «О лукавом владыке чреве», должна быть достаточной и удобоваримой (слово тридцатое, «О союзе трех добродетелей»).

Бес, как пишет преподобный, часто сидит в желудке и не дает человеку насытится. Если все время себя ограничивать в пище, желудок станет меньше и будет требовать меньше еды. Удивительно, но и этот совет мы найдем в этой книге.

День космонавтики

Мы дошли с вами до экватора книги. Перед нами – еще долгий путь прочтения. Оно увлекательно и душеполезно. И лучшим воспоминанием об Иоанне Лествичнике, чью память мы совершаем сегодня, о проповеднике исихазма, авторе глубочайшего труда по усмирению страстей и врачеванию души, будет чтение его труда.

Сегодня – День космонавтики. Иоанн Лествичник был первым космонавтом. Он заглянул в космос человеческой души, увидел, какой прекрасной она может быть, если освободить ее от лучевой болезни страстей и служения бесам. Он вышел в открытый космос и победил эту болезнь.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нравится наш портал?x

Проект «ЕлицыМедиа» существует исключительно на пожертвования читателей.
Если Вам нравится то, что мы делаем, Вы можете поддержать нашу работу, перечислив любую посильную сумму.

Помочь проекту