В августе 2009 года президент России Медведев поручил разработать и ввести в школах курс новых предметов: основы православной культуры, исламской, буддистской, иудейской, мировых религиозных культур ,а также основы светской этики. Главными задачами он называл следующие: разработать программу курса, методику преподавания, подготовить преподавателей и апробировать курс сначала в 18 регионах России, затем во всех.

История вопроса

Через три года, в августе 2012, распоряжением Правительства, курс был введен. С первого сентября 2012 четвероклассники стали изучать этот предмет, который педагоги по свойственной ими привычки называть простые вещи сложными именами, обозвали как ОРКСЭ, а мы назовем просто уроками нравственности. Учили их по написанным за три года пробным учебникам учителя, прошедшие курсы повышения квалификации.

Спустя семь лет после введения курса представители основных религиозных конфессий и курирующие этот вопрос представители образовательного кластера собрались на Всероссийскую конференцию, чтобы подвести итоги эксперимента и решить, куда идти дальше. 120 делегатов из 49 регионов, путем долгого обсуждения и жарких споров, сформулировали концепцию стратегии развития курса. 18 марта в РИА «России сегодня» ведущие игроки этого курса обнародовали стратегические задачи и промежуточные итоги журналистам.

Руководитель отдела религиозного образования Московской епархии иеромонах Онисим  и декан Московского 
исламского  института Гульфия  Хабибуллинна

Мы сформулируем их для читателя, поскольку в каждой семье есть дети, и каждому родителю не безразлично, кто, чему и как учить вашего ребенка на уроках нравственности, которые теперь будут проходить не только в четвертом классе, но с пятого по девятый, н всем протяжении обучения в основной школе.

«ЕлицыМедиа» также пообщались с иеромонахом Онисимом, который курирует отдел религиозного образования Московской епархии, и находится в пучине проблем, связанных с продвижением этого курса, и ректором МПГУ (Московского Педагогического Государственного Университета) Алексеем Лубковым, который кует кадры преподавательского состава, читающего этот курс, и знает все нюансы подготовки учебников по курсу.

Главные проблемы

На сегодня их три. Не ясно, что именно преподается, кто преподает и как преподает.

И чем дальше от Москвы, тем ситуация туманнее.

Что преподавать?

На вопрос: «Что преподавать?» часть педагогов уверенно отвечает, что нужно сажать в сердца детей зерна нравственности. Другая часть уверена, что нужно давать основы религиозных культур, причем на родном для ребенка языке. На вопрос: «Как преподавать?» ответов еще больше. Московская епархия в лице иеромонаха Онисима считает, что огромным плюсом в этом вопросе является введение МЭШ- электронной школы, которая представляет из себя интернет-версию курса, где можно с помощью мультимедиа погружаться в историю и путешествовать по выбранным культурно-историческим памятникам и вообще целым эпохам. Кроме того, в МЭШ любой педагог может выложить в открытий доступ свой сценарий урока на ту или иную тему и тем обогатить собратьев по цеху еще одной методической разработкой. В общем, МЭШ заменяет методический кабинет, он его делает виртуальным, а значит, безграничным в смысле географии и контента.

Кто преподает?

Самый сложный вопрос был: «Кто преподает?». Если отвечать на него формально, то ответ прост: педагоги, прошедшие курс соответствующей переподготовки или повышения квалификации. Курс подготовлен и успешно реализуется в МПГУ. Более пяти тысяч учителей уже повысили квалификацию.

Но неформальный ответ на это вопрос неутешителен. По мнению иеромонаха Онисима, педагоги, читающие этот курс, далеко не всегда находятся на своем месте. Их назначают приказом директора. Они просто читают часы. Мы, справедливости ради, не можем не согласиться с этим наблюдением, имели личный опыт общения с такими людьми, абсолютно далекими от православной культуры, курс по которой они бодро читали детям.

Город Арсеньев, Приморский край, уроки Православия в школе

С целями курса также возникла всеобщая неразбериха. Курс был рассчитан на учеников четвертого класса. Поставленной задачей было ни мало ни много, как «формирование у них ценностно-смысловых мировоззренческих основ, обеспечивающих целостное восприятие отечественной истории и культуры при изучении гуманитарных предметов на ступени основной школы…»

Это прямая цитата из методического пособия по курсу. Мировоззренческие основы предполагалось сформировать за один год, в четвертом классе, причем стержень должен быть вставлен настолько крепко, что к пятому классу курс был уже вроде как и не к чему. Ребенок был бы готов «диалогу в другими культурами, восприятию своей» и четко понимал бы «значение нравственных ценностей для достойной жизни личности, семьи и общества».

Курс был обязательным, но выборным. Обязательным было пройти его, выбор модуля – какую культуру и веру выбрать – решал ребенок. Но поскольку ребенку было 10 лет, то выбор за него делали родители.

За семь лет апробации были написаны учебники, которые ректор МПГУ считает хорошими, а иеромонах Онисим его мнения не разделяет.

Объективно же никто не может оценить эффективность курса, и у всех представителей конфессий, которые соборно совещались 18 марта, что делать дальше, хотя вроде бы все решили уже в декабре, были конкретные поводы для недовольства.

Православная церковь в лице иеромонаха Онисима выражала недовольство тем, что модуль «основы православной культуры» ведут часто «случайные люди», у которых нет ни соответствующих «компетенций», ни устремлений души.

Как преподавть

Представитель иудаизма педагог и автор учебника по еврейской истории Артур Клемперт выразил ироническую озабоченность тем, что часы на курс берут за счет гуманитарных предметов, положение которых в школе сегодня итак, по его мнению, катастрофическое. «Вместо человека читающего мы готовим человека считающего, ситуация с гуманитарными предметами в школе, мягко говоря, устрашающая», – предостерег коллег историк.

Педагог обучает ребенка письму на арабском языке, город Грозный

Представитель мусульман, декан Московского исламского института Гульфия Хабибуллина высказала недовольство тем, что курс рассчитан на один год, дети проходят его в четвертом классе. А потом вопросы культуры, нравственности и этики как бы снимаются. Также мусульманское крыло предлагает вести уроки основ родной культуры на родном языке.

ректор МПГУ Алексей Лубков

Но ректор МПГУ Алексей Лубков всех успокоил.

Сомнения православных в том, сможет ли основы религии преподавать человек, от нее далекий, он развеял тем, что этот человек – не просто человек, а педагог. А священники, которые могли бы это делать по зову души, не владеют образовательными стратегиями и компетенциями.

«Это не церковный предмет, а культурологический – усилил позицию педагогического крыла старший преподаватель МГУ Павел Костылев, – духовно-нравственные ценности шире, чем вопросы конфессии», – заявил он, и не согласиться с этим утверждением было невозможно. – «Теолог без подготовки не сможет адекватно перевести ценности на язык четвероклассника», – убежден Костылев.

Но ведь мать без педагогического образования и отец без него же как-то доносят ценностные ориентиры до своих детей. Или не доносят? Компетенцией не вышли?

Автор этого материала проходил переподготовку в МПГУ. До нее я была филолог, журналист. Теперь я могу преподавать литературу и русский язык в школе. Во время переподготовки я узнала много интересных методик и научилась говорить на особом языке.

Второе – главное, что отличает не-педагога от педагога. Педагог реализует материал и обладает компетенциями. А человек без педобразования просто рассказывает детям о том, во что верит и что знает… Чувствуете разницу смыслов?

На сомнения представителя иудейской фракции, стоит ли за счет одного гуманитарного предмета вводить другой, ректор МПГУ ответил, что всегда один предмет вводят за счет другого, такова практика.

То же самое он еще раз озвучил в блице для «ЕлицыМедиа»:

«Это вопрос к министерству. Расчасовкой занимается оно. Конечно, когда вводится новый предмет, всегда существует проблема с часами, но не стоит на ней зацикливаться. Главное – это как мы преподаем».

Мусульманскую диаспору он успокоил тем, что все хорошо, мы пишем учебники, и будем вводить курс в основную школу тоже. Решили же уже все.

Собственно, для этого мы все и собрались – чтобы объявить, что курс будут расширять и углублять.

Кто будет его вести? – Педагоги. Прошедшие соответствующую переподготовку ( более 250 часов) или курсы повышения квалификации.

Чему будем учить? – Все тому же, учебники пишем. И есть хорошие уже написанные. Например, Латышевой и Бородиной.

Как учить? – Обязательно, но на выбор. То есть курс обязательный, вопрос выбора, какую веру и культуру изучать, остается за родителями.

Подготовка кадров

Чтобы как-то поднять уровень преподавания своего курса хотя бы в городе Москве, Московская епархия организовала службу общественных методистов, из числа активных прихожан, которые готовы консультировать учителей, читающих курс основы православной культуры в специально открытом для этого методкабинете. Но вы можете себе представить московского педагога, который пойдет за консультацией к прихожанам? Я тоже.

Епархия также предлагает всем педагогам, которые этот курс ведут, проходить добровольную открытую аккредитацию при епархии же. На предмет профпригодности.

«ЕлицыМедиа» спросили ректора МПГУ, как он относится к тому, чтобы объединить усилия и вместе с епархией сделать такую аккредитацию обязательной? Ответ:

«Мы будем объединять усилия, но применять административный ресурс не станем, тут нужно все делать добровольно».

Попытка такого объединения уже дала результат. Модульный пробный курс ОКСР был разработан совместными усилиями епархии Москвы и московского департамента образования. И рекомендован для реализации в регионах.

В целом, итогом встречи стало то, что журналисты узнали и расскажут родителям, что уроки нравственности теперь будут во всех классах основной школы. Что представители русской церкви хотели бы помочь учителям и просят их пройти аккредитацию на предмет готовности преподавать курс. В Москве, например, не берут на работу в школы тем, кто не предъявит бумагу о прохождении обязательной аккредитации в МЦКО. За нее надо платить.

Так что инициатива Московской епархии о пока добровольной аккредитации не на пустом месте выросла. И платить за нее не надо.

Эффективность уроков нравственности

Очень жаль, что на встрече с журналистами никто из ключевых фигур уроков нравственности не поднял вопрос, какой результат от курса будет в голове школьника, если после школы он приходит домой, включает телевизор и понимает, что курс основ религиозных культур и светской этики идет в одну сторону, а социум – совсем в другую. Что обсуждать интимные проблемы и семейно-бытовые дрязги с финансовым интересом на глазах всего народа – нормально. Рожать в 16 лет в прямом эфире – увлекательно, и стоит сделать из этого шоу и бизнес-проект. Строить отношения как просто секс без обязательств – модно и перспективно, по крайней мере, в этом убеждают нас создатели молодежного сериала в сериале под названием «Универ». Надо было назвать его «МГУ» или «МПГУ», чтобы педагоги заметили и как-то отреагировали.

Поэтому никакой курс никаких культур, даже если его будут читать люди, прошедшие любые аккредитации и аттестации, а учебники к нему будут писать лучшие педагогические умы и даже отцы церкви, будет иметь малую эффективность. Потому что жить в обществе и быть свободным от общества нельзя.

Тот, кто это сказал, до сих пор, кстати, не похоронен, и лежит в центре столицы, видимо, вполне в соответствии с курсом нравственности новейших времен.

Он сделал много зла, например, разрушил империю и лучших людей России. Но в этом своем наблюдении он смотрел в точку. Пока общество бежит в одну сторону, никто не сможет убедить детей хотя бы посмотреть в другую.

Иеромонах Онисим: «Учебников, по которым будет реализовываться новый образовательный модуль, нет».

Специально для ЕлицыМедиа комментирует Иеромонах Онисим

Иеромонах Онисим

– Главный вопрос, как я поняла, что преподавать?

– В Москве по основам православной культуре вопрос: «Что преподавать?», слава Богу, не стоит. Накоплен материал достаточно богатый. У нас великолепная программа экскурсионная разработана по монастырям Москвы. Лучше сто раз услышать, но лучше один раз увидеть. Но это в Москве. Мы не знаем ситуацию в регионах.

– То есть главный вопрос – кто преподает?

– Да. В Москве это в основной учителя начальных классов. И тут возникает эффект «спящего учителя». Прочтя наш курс в четвертом классе, учитель набирает новый первый класс и на три года выпадает из процесса. А в это время курс совершенствуется. Но он -то не в курсе, он проходит с детьми программу первого-третьего класса!

Бывают случаи, когда немотивированный человек преподает, им просто затыкают дыру в школе. Это ужасно! Есть случаи, когда уроки православия преподают люди другой религии.

– Вы не пытаетесь добиться, чтобы священники этот курс вели? Это же очевидно.

– Очевидно, но невероятно. Чтобы преподавать в школе, нужно педобразование. У меня оно есть, московский городской педагогический университет. Таких священников мало.

– Проще священнику получить педобразование, чем далёкому от православия человеку преподавать курс православия для детей.

– Курса как такового еще нет! Есть курс «Истоки», разработанный энтузиастами еще в нулевых, который как-то подходит. Но он подходит, поскольку ничего иного нет. Новый модуль, который будет реализовываться в общей школе, с пятого по девятый класс- ОДНКНР. Это новый предмет. Основы духовно-нравственной культуры народов России. Это логическое продолжение курса ОРКСЭ, который реализовывался для четвертого класса. Но как реализовывать новый модуль, не ясно. Это вопрос к министерству просвещения.

– Что вы готовы сделать для улучшения ситуации?

– Мы создали ассоциацию учителей православной культуры и совместно с городским методическим кабинетом проводим семинары, конференции, повышаем квалификацию педагогов, которые не хотели бы выпадать из общего процесса, к которому они уже причастны. Чтобы придать значимость этому процессу, в этом году мы предложили педагогам, читающим курс основ православной культуры, пройти добровольную общественную аккредитацию. И наблюдаем, что интерес к этому процессу в среде учителей стабильно повышается. В декабре, когда все это началось, к нам приходили единицы, сейчас формируются группы. Что представляет из себя аккредитация? Учитель, по сути, защищает свою практику преподавания.

Он представляет те наработки, которые он считает успешными, и которые он уже реализовал в своих классах, а также имеет возможность проверить свою компетенцию в вопросе религиозной культуры и ее преподавания для учащихся четвертого класса, то есть адаптации предмета для этого возраста. То есть аккредитация помогает педагогу держать себя в профессиональном тонусе. Если человек знает предмет, ему ничего не стоит ее пройти. Засвидетельствовать сам факт своей работы. Курс религиозной культуры предполагает личную внутреннюю увлеченность. А человек увлеченный не будет бояться аккредитации. Если с педагогом все нормально, его такая аккредитация не напугает. Слава Богу, что этот процесс начался.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нравится наш портал?x

Проект «ЕлицыМедиа» существует исключительно на пожертвования читателей.
Если Вам нравится то, что мы делаем, Вы можете поддержать нашу работу, перечислив любую посильную сумму.

Помочь проекту