Хотите стать спокойным? Равнодушно и радостно реагировать на внешние раздражители в жизни? Обрести мир и покой в душе? Добро пожаловать в школу смирения.

Здоровая самооценка

Но сначала стоит разобраться, что скрывается за этим обросшим налетом стереотипов понятием. Превратное понимание смирения мы рассмотрим чуть позже, а пока освежим в памяти фундаментальные основы одной из основных христианских добродетелей.

Смиренномудрие

Итак, русские «приняли веру от грек», а значит, искать корни вопроса стоит где-то в Греции.

Слово «смирение» происходит от греческого «tapeinofrosyne» – дословно, «смиренномудрие».

Два корня уже этого термина переводятся как «покорный» и «мудрость» или «здравый смысл». Что получилось? Покорность здравому смыслу?

Семантика слова уже исключают некие «мазохистские» вариации толкований добродетели смирения. «Где же здесь знаменитое самоуничижение и самогнобление?» – удивится возмущенный читатель. Ничего необычного, пока мы просто оформили широкий перевод слова с греческого языка. Теперь посмотрим, как термин понимался предками нашей великой Древней Руси.

«Съмѣрити» – «умерить» или «смягчить». Из самого корня и старинного, и современного слов мы можем выделить два явных: «мир» и «мера».

В результате получим еще один логический виток, сделанный из анализа теперь уже нашего родного языка. Речь идет о некой внутренней мере, установленной человеком, которая позволяет обрести душевный мир.

«Бог гордым противится, а смиренным даёт благодать» (1 Пет.5:5) –

говорит в послании апостол Петр

Гордыня

Смирение противопоставляется в православном вероучении гордыне. Последняя характеризуется необоснованной убежденностью человека в собственной исключительности по сравнению с другими людьми, завышенной самооценкой и непомерными амбициями. Говоря современным языком, гордый человек неадекватен, он «летит» в части восприятия себя и окружающей реальности. Смирение же выступает лекарством, антидотом, позитивной противоположностью гордыне.

Если гордыня – неадекватна по своей природе, выходит, что смирение выступает в качестве «трезвой» характеристики человека по отношению к Богу, себе и людям.

Смиренный человек объективно воспринимает, или, по крайней мере, стремится, объективно воспринимать все три перечисленные выше личностные сферы.

Понятие смирения лишается христианского смысла вне религиозного контекста. Как мы видим, за подавляющими личность человека «страшилками» скрывается всего-то объективная самооценка и соответствующее отношение к другим личностям. Увы, православная современность скопила не на один том печальных историй псевдосмирения, за которыми – поломанные судьбы и лакированная лоском самоуничижения гордыня.

Ложное смирение, самоуничижение

«Выше головы не прыгнешь». «Наше дело терпеть». «Значит, выйду замуж за алкоголика, так видно на роду написано». «Друзья говорят, смирись, такая твоя доля». Тот момент, когда в четырех коротких фразах емко укладывается вся поврежденность современного понятия смирения в головах христиан. Разберем все по порядку.

Самые распространенные виды «народного» смирения в наши дни – это деструктивное самоунижение, маскировка слабости и безответственности, и игра мирян в аскетическо-пустынное духовничество с отдающим (или нет) себе в этом отчет священником.

Выйти замуж за нелюбимого человека с убежденностью, что «его послал Бог» – просто песня душевной боли.

Девушка или женщина не может выйти замуж так быстро, как хотелось бы ей. И представители православного сообщества вдруг в один миг начинают ее убеждать, что вот сейчас она молится, значит, должен со дня на день появиться любимый. На горизонте, допустим, появляется человек, но он, прямо скажем, девушке не нравится. Как человек. Но знакомые просто бомбардируют ее: ты должна выйти за него замуж! Это от Бога!

Ну, старчество, проникшее уже в ряды мирян, оставим для отдельного текста, а вот на счет добровольного взятия на себя подобного бремени как заведомо несчастливый брак… Поправьте, но мне всегда казалось, что семья – место радости, союз любящих и дополняющих друг друга сердце, точка творческого взаимораскрытия, место безопасности и надежный тыл. Или место скорби, страданий, тягот и лишений, где один супруг постоянно причиняет боль другому?

В жизни христианина испытаний всегда будет хватать. Степень их жесткости может не отличаться и в церковной ограде, и в «безбожном» житейском море. Семья сегодня остается буквально одним из немногих мест, где мы может перевести дух в каждодневной борьбе за хлеб насущный и существование… Стоит ли заведомо идти на шаг, способный превратить «малую Церковь» в ад на земле?

Улыбки, сладкие голосочки, неопрятный вид, потеря мужественности или женственности, постоянные извинения и преклоненная голова – это признаки смиренного человека? Не знаю. Скорее, потерявшего себя или убитого горем, находящемся в глубоком раскаянии.

Внутрь не заглянешь, но надо понимать, что самоуничижение не равно смирению.

Самоуничижение святые отцы, как можно догадаться, использовали как инструмент для достижения смирения. И да, святые отцы, величайшие светочи православного мира, принимали монашество, умирали для мира и жили в условиях иной реальности, нежели миряне.

Порой решение «забить на себя» ради некоторого абстрактного смирения может быть вызвано не столько благими намерениями, а просто сдачей позиций и опущенными руками. Человек ломается под ударами обстоятельств, но не преображается. Это не аксиома для вышеперечисленной типологии описанных «смиренных» людей (внутрь не заглянешь), но повод для честных ответов на вопросы самому себе.

Бывает, что люди уверены, что они ни на что не способны, на них можно ставить крест, и они и дальше будут продолжать свое «смиренное» существование. Но, позвольте, это же явное проявление гордыни. Неужели милосердный Бог отправил нас в этот мир «ни на что не способных»? Во-первых, каждого человека Господь создал уникальным.

Во-вторых, нет такой ситуации, которую Создатель не мог бы изменить, ведь «Богу возможно все» (Мф. 19:26).

Бог бы не создавал нас, будучи уверенным, что мы ни на что не способны, в том числе, и на то, чтобы развернуть свою волю к Нему.

Уверенность в Боге и себе

По мере нашего разговора суеверное смирение внезапно превратилось в… уверенность. Без приставки «само». Что это значит?

Итак, смирение в отношение к Богу есть видение своих грехов и стремление подчинить Ему волю. Все внешние испытания – как этапы соревнований, тренировка с тяжелыми весами в спортзале, возможность стать сильнее. Это достижимо только при соработничестве с Богом.

«Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем»

(Мф. 11:29)

Заметим, человек в здравом уме никогда бы не назвали Иисуса Христа «слабым». Да, Он позволил Себя распять. Позволил. Ключевое слово. В поведении, образе мысли, действиях Христос – довольно основательный, твердый, последовательный, благородный и тяжеловесный мужчина. Он был уверен в себе более, чем кто-либо из людей за всю историю человечества.

Смирение – это и уверенность в Боге, в Его заботе о нас. Если с нами Бог, то нам и море по колено.

Но мы не забываем о том, что смирение – это адекватная христианская оценка себя. Мы помним грехи, которые совершили, видим свои слабости наряду с достоинствами. Помним, благодаря кому мы такие, какие есть. И мы дети одного Отца, Который равно любит всех вокруг. Объективно оценивая себя, понимая склонность к греху, как мы можем осуждать людей вокруг? Их природа мало чем отличается от нашей.

Наконец, понимая себя, вряд ли нам станет интересно со скрупулезным вниманием следить за недостатками других людей. Мы будем заняты изменением собственного внутреннего мира, ведь именно там, в глубине души, и создается наша личная реальность, именно там куется «жизнь будущего века». Вот оно, смирение, – ступень на пути к самосовершенствованию.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нравится наш портал?x

Проект «ЕлицыМедиа» существует исключительно на пожертвования читателей.
Если Вам нравится то, что мы делаем, Вы можете поддержать нашу работу, перечислив любую посильную сумму.

Помочь проекту