• В Пятидесятницу – пятидесятый день после Воскресения Христова – в Иерусалиме случилось знаменательное событие – на апостолов сошёл Святой Дух, чудесным образом указуя на триединство Бога. Люди узрели, что Бог Един, но Един в трёх Лицах. А ученики Господни обрели «дар языков», чтобы проповедовать всем народам правду Божию, и это стало днём рождением Новозаветной Церкви – торжеством Святой Троицы и одним из самых любимых народных праздников на Руси. В этом году он отмечается 16 июня. В рубрике «Народный календарь» мы в очередной раз вспоминаем о наших дорогих предках.

    Обычно Пятидесятница приходится на конец мая или начало июня, когда природа на среднерусских равнинах наполняется свежими соками, и мир Божий облачается в пышную зелень. Неслучайно седьмую по Пасхе Семицкую неделю – последнюю перед праздником Святой Троицы – наши предки почитали «Зелёными Святками». Иван Бунин запечатлел эту пору в своих строках:  

     Гудящий благовест к молитве призывает,
    На солнечных лучах над нивами звенит;
    Даль заливных лугов в лазури утопает,
    И речка на лугах сверкает и горит.

    А на селе с утра идет обедня в храме;
    Зеленою травой усыпан весь амвон,
    Алтарь, сияющий и убранный цветами,
    Янтарным блеском свеч и солнца озарен.

    Троицкое древо

    Зелёные ветки, которыми в этот день принято украшать храмы и жилища, напоминает крещённым народам о ветхозаветной Мамврийской дубраве, где возвышался дуб, под которым Святая Троица явилась в образе трёх ангелов первоотцу Аврааму.

    На Руси «троицким древом» стала белая берёзка, которую на Пятидесятницу наши предки наряжали пёстрыми лентами и лоскутами. К молодому заломленному (то есть срубленному) деревцу каждая крестьянская девушка подвязывала свой кусочек материи или одевала на его ветви цветочные венки и плетёные бусы. Такую берёзку в разных губерниях именовали на свой лад: кума, красота, сад, семик, столб, кустик. «Срубим берёзку, нарядим цветочками, принесем в деревню, крутимся хороводом с песнями. Хороводы кончили — березку в реку забросим», – говорили поселяне.

    Троицын день. Куcтодиев Б. М. 1920.

    Зелёный Семик  

    В некоторых губерниях с незапамятных языческих времён Семицкую седмицу называли не только «зелёной», но и «русальной», «клечальной», «проводной», «разгарой» и даже «задушными поминками». В простонародье считали, что

    «Честная Масленица в гости Семик зовёт. Честь ей за то и хвала!»

    «Семиком» или «седмиком» называли четверг накануне Троицына дня, который почитался на селе девичьим праздником. В Поволжье к этому дню девицы заранее собирали в складчину нехитрую трапезу с лакомствами и шли в берёзовую рощу завивать берёзки, водить хороводы и «песни играть». Будущие невестушки плели венки и вешали их на молодые деревца, загадывая сердечные желания. А на сам Троицын день выходили к реке и бросали их в воду.

    Троицын день. Суходольский П. А. 1884 г.

    А бывало в эту пору устраивали смотрины невест: девушки собирались на лугу в один большой круг и медленно двигались, запевая песни. Молодые парни-женихи обступали девичий хоровод и высматривали себе приглянувшуюся пару.

    В иных губерниях на Семик хороводили вокруг наряженной берёзы, растущей на живописном берегу реки и пели ей старинную песню: «Берёза моя, берёзонька, берёза моя белая, берёза моя кудрявая!..» В Сибири, на Енисее молодые крестьянки рубили в этот четверг молодое деревце, облачали её в своё самое нарядное платьице и ставили в клеть до Троицы. А на сам праздник после обедни уносили её к реке и бросали в воду.

    В городах семицкие торжества устраивали до начала XIX века. Так же, как и в деревнях, невесты плели венки из полевых цветов, водили хороводы, распевали разгульные песни и носили по улицам увитую разноцветными лоскутами молодую берёзку.

    Журавлев Фирс Сергеевич “Троицын день” 1887 г.

    И всюду на Руси наши красны девицы убегали в рощи «кумиться» – связывали берёзовые ветви и проходили под ними с поцелуями: «Покумимся, кума, покумимся! Нам с тобою не браниться — дружиться!» Кумления сопровождались песнями:

     Благослови, Троица,
    Богородица,
    Нам в лес пойти,
    Венок сплести!

    Семицкие хороводы молодёжь водила строго до Пятидесятницы, и прекращала их на всю страдную пору – до Успения.   

    В обход языческих русальных чествований на Зелёные Святки, древние отцы-христиане на русской земле заповедали православному люду поминать в Семик почившую во Христе убогую братию, погребённую во все времена в скудельницах – погостах для сирых, нищих и странных людей. Их также поминали на Троицкую вселенскую родительскую субботу, предшествующую Пятидесятнице. В этот день молились не только за сродников по крови, но и за всех усопших христиан во Вселенной.  

    Кустодиев Борис Михайлович “Троицын день. Гулянье” 1917 г.

    Троицын день

    К Пятидесятнице праздничная Русь преображалась всеми оттенками зелени – «матушки-церкви», жилища, дворы, площади и улицы в городах и сёлах обряжались луговыми цветами, разнотравьем и ветвями молодых деревьев – берёзы, клёна, дуба, рябины, осины. 

    Великий русский писатель Иван Шмелёв в своей бессмертной повести «Лето Господне» оставил такие строки:

    Молчанова-Дудченко Елена Александровна “Троицын день” 2004 г.

    «Я жмурюсь радостно: Троицын День сегодня! Над моей головой зелёная берёзка, дрожит листочками. У кивота, где Троица, тоже засунута берёзка, светится в ней лампадочка. Комната кажется мне другой, что-то живое в ней». И всем этим живым – Божиим – наполнялась вся Русь.

    На Троицу наши предки в особицу старались украшать храмы. Честной народ приходил на праздничную службу с букетами цветов и берёзовых веток, который означали полноту и красоту жизни, посланную христианам животворящим Святым Духом. И поныне церкви на Пятидесятницу становятся похожи на душистые солнечные рощи, где пахнет молодым лесом и сухим разнотравьем.

    Цветы, листья и травы, побывавшие в храме, засушивали и хранили в красных углах за иконами для разных надобностей. Например, на посельщине искренне верили, что, если такую зелень уложить под свежее сено и в житницу, то там не будут водиться зловредные мыши. Борясь с грызунами, крестьяне забивали сушёной троицкой травой норы землероек на полях и грядках, а, усыпая её на чердачный пол, наши предки хранили свои избы от пожаров. Из листьев деревьев, украшавших церкви, вили венки, чтобы положить их в горшки при рассаде капусты. Не зря сказывали в простонародье: «На Троицу каждая веточка — помощник и лекарь».

    Киселёва-Билимович Елена Андреевна Невесты. Троицын день 1907 г.

    В Орловской губернии в Троицын день крестьяне «молили каравай», испечённый из муки, которую девицы собирали вскладчину. Несли этот каравай в рощу, пели над ним песни и водили хороводы.  

    В иных местах троицкий каравай ломали на кусочки и раздавали тем семействам, где были девушки на выданье. Такое угощение не спешили вкушать – его засушивали и использовали при изготовлении свадебного каравая, который подносили молодым. Считалось, что это принесёт новой семье счастье и любовь. Кое-где хранился обычай беречь скатерть из-под троицкого каравая, чтобы на смотринах постелить её на стол с надеждой на помощь Святой Троицы в сердечных делах. 

    Так и жили наши предки с твёрдым разумением, что «без Троицы никакой дом не строится».   

    Добавить комментарий

    Войти с помощью: 

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *