Скажу честно, к шестой экспедиции уже накопилась некоторая усталость. Но чувство долга и возможность перевалить за «экватор» — проехать большую часть общин – давало стимула жать педаль на газ эти 700 километров. Меня ждали молодые общины Сергиева Посада, Иваново и Ярославля, а вместе с ними приходы оплота Единоверия – Михайловской слободы и Гуслиц.

Город невест

Отец Сергий Гончаров встречал нас в селе Григорьево, маленьком укромном уголке, вытянувшемся в одну улицу до старинной церкви, где священник прослужил целых 22 года. А потом решил, что молиться надо так, как заповедали нам отцы.

— В семинарии преподаю сравнительное богословие, – наливая чаю, рассказывает батюшка. – Вот на стыке вероучений – христианских, прежде всего, и начинаешь размышлять о Боге более глубоко. Нам оставили такое наследие! А мы не пользуемся. Вся жизнь христианина – борьба за внимание. Древнерусское богослужение и призвано к победе в этой борьбе.

Тексты, иконография, песнопения, храмовая дисциплина – помогают нам чутче слышать Бога. И видеть свое несовершенство. А это первый шаг к перемене ума.

Отец Сергий серьезно занимается археологией. Показывает нательные кресты XIII, найденные на раскопках. Делится своими мыслями о исчезновении язычества на Руси. Не огнем и мечом, а постепенной ассимиляцией с христианами. Просто потому, что истина победила. У священника при доме огород, целый сектор отведен под иван-чай. Есть некоторая живность. В избе есть моленная – для гостей.

Интересно, что единоверческий приход, где служит отец Сергий, расположен в самом центре Иваново, при кафедральном соборе. Общине выделили храм во имя святых царственных мучеников.

Успенский кафедральный собор г. Иваново

Успенский кафедральный собор г. Иваново

Древнюю Казанскую церковь XVI века, которая стала единоверческой в начале 90-х вместе с воссоединившимися с РПЦ старообрядцами белокриницкого согласия, постигла грустная участь. Церковь сгорела. Заметно, что отец Сергий вспоминать эту историю не хочет. Только грустно молчит.

— Это трагедия. Немыслимая. Сгорели иконы. Сгорел такой храм!

Утром, хорошенько выспавшись, отправляемся в Иваново. Новый каменный храм святых страстотерпцев любезно приютил единоверцев. Замечаю, что у отца Сергия очень необычное священническое облачение.

— Такие были у русских священников еще до XV века, – ответит он на мой вопрос после службы. Тепло общаемся за чаепитием. Времени мало, нужно ехать в следующий пункт назначения.

Ярославские беспоповцы

В Ярославле единоверцы – тоже в самом центре города. Получилось так, что после распада СССР начали возвращать храмы в ведение Церкви. А в Ярославле весь центр города – в храмах. Церковь Петра, митрополита Московского, в советское время была превращена в цех зарядки троллейбусов. Дмитрий Андрианов, преподаватель семинарии по церковнославянскому языку, и Иван Карпов, известный российский головщик (регент у старообрядцев – прим. авт.), организовали общину несколько лет назад. Проблем в получение места для молитвы не было: пустующих храмов в центре Ярославля хватает.

Церковь Петра, митрополита Московского в Ярославле

Церковь Петра, митрополита Московского в Ярославле

Ярославские «начетчики» проводят краткую экскурсию по храму перед службой. Мне показывают просторный алтарь, потрескавшиеся, но вполне четкие фрески на стенах и потолках, после чего начинаем всенощное бдение. Община пока молится без священника, иногда приглают единоверческих попов из других епархий. Мы погружаемся в мерное богослужение, обволакивающее духом вечности. Кажется, 5 часов пролетают как одно мгновенье.

На утро идем на короткую экскурсию по местным достопримечательностям. Трудно отметить что-то кроме величественных церквей и соборов, сохранившихся до наших дней от времен благочестивых предков. Поблагодарив друзей за теплый прием, мы отправляемся в Сергиев Посад.

На земле преподобного Сергия

Как говорит ярославец Дима Андрианов, есть места, которые располагают к служению по старому обряду. Или это старинные храмы, или это уголки нетронутой природы.

Про землю преподнобного можно сказать так:

Единоверие это и есть Церковь образца Сергия Радонежского.

Собираемся в частной моленной. Приятно видеть общину, почти полностью состоящую из мужчин. Среди них – всего одна женщина. Священника здесь тоже пока нет. Но и община образовалась совсем недавно. Зато ребята хорошо знают устав, владеют крюковым пением, «держат предания» и регулярно собираются на молитву. Чем не община?

Делюсь новостями, узнаю, какие у местных старообрядцев планы. Чувствуется, что потенциал большой. Средний возраст мужчин в общине – чуть за 30.

Гуслицы: тихий уголок вблизи столицы

На востоке есть такая местность под названием Гуслицы. Сюда входит порядка 60 населенных пунктов, жители – старообрядцы или их потомки. Конечно же, где как не здесь было появиться единоверческим приходам.

Мы останавливаемся в селе Осташово, при храме во имя Владимирской иконы Божьей Матери, в доме священноинока Антония (Аненко).

Храм Владимирской иконы Божьей Матери, с. Осташково

Храм Владимирской иконы Божьей Матери, с. Осташково

Отец Антоний построил своими руками несколько домов на территории – здания трапезной, дома, гостинцы, бани, хозяйственных построек. Завел пчел. Ведет обновление иконостасов и киотов храма. Почти самостоятельно, с минимальным числом помощников из неравнодушных добровольцев. Что бросается в глаза – батюшка создал в домах неповторимый народный стиль, выверенный, какого уже не во всех деревнях встретишь.

В этой атмосфере чувствуешь какую-то теплоту и покой. Много старинных икон и… русских печей. К сожалению, у отца Антония на долго задержаться не получилось, но основной материал для книги был собран. Нас ожидала насыщенная экскурсия по приходам гуслицких единоверцев от отца Алексия Гугливатого – настоятеля аж трех приходов! Как он позже сам скажет, есть и четвертый, но храм пустует, а на разрыв нет сил.

Первый пункт нашего назначения – храм преподобного Иоанна Лествичника в городе Куровское.

Церковь преп. Иоанна Лествичника в г. Куровское

Церковь преп. Иоанна Лествичника в г. Куровское

Отец Алексий встречает нас с активом общины – прихожанками, которые смогли ради встречи с нами вырваться в рабочий понедельник на встречу.

— Ни старинные иконы и красота здания наша главная ценность – а прихожане! – начинает батюшка и знакомит с улыбчивыми бойкими прихожанками. Чувствуется, что жизнь общины бьет ключом. Священник демонстрирует нам рукописные гуслицкие книги. Рассказывает о подвижничестве прихожанок в труда на благо храма. Дамы скромно отводят взгляд.

За Куровским нас ждет село Авсюнино. Здесь, как и в Ярославле, храм посвящен митрополиту Петру. Молитва пока проходит в отдельном помещении. И снова – приходской актив – бойкий, живой, светлый. Здание церкви, как подится, было разрушено после революции, частично переделано под нужды коммунизма. Но правда Божья восторжествовала.

Храм митрополита Петра в Авсюнино

Храм митрополита Петра в Авсюнино

Заезжаем на источник Казанской иконы Божьей Матери. После – в село Мисцево. И здесь у отца Алексия храм. Вернее, моленная, в здании храма, который еще предстоит переосвящать. Отец Алексий ведет нас к Андрею – прихожанину, который занимается литьем медных икон и крестов по старинным технологиям. Полные впечатлений, мы возвращаемся в Куровское.

— А это – Спасо-Преображенский храм, – отец Алексий заводит нас в дом причта. Мы попадаем в просторное храмовое пространство, в котором уже ведутся активные восстановительные работы. – После революции здесь был изолятор… В этих комнатах, – батюшка ведет нас по коридору первого этажа, – содержались репрессированные священники. Старообрядческие и новообрядческие. Разницы здесь не было. Все они страдали за Христа.

Спасо-Преображенский Единоверческий храм г. Куровское.

Спасо-Преображенский Единоверческий храм г. Куровское.

На втором этаже – место приюта священника и его семьи. За ужином отец Алексий рассказывает о местном репрессированном старообрядческом уставщике. Человека расстреляли за… организацию молебна на урожай.

Собрав необходимый материал за продолжительной беседой, поздно вечером мы вновь тронулись в путь.

Мировой центр Единоверия

Храм Архангела Михаила, Михайловская слобода

Храм Архангела Михаила, Михайловская слобода

Когда о чем-то и о ком-то написано уже очень много, даже и не знаешь, что добавить. Михайловская слобода в наши дни стала настоящим форпостом древлего благочестия в Русской Православной Церкви. Трудами архимандрита Иринарха (Денисова), отцов и братии здесь возродился настоящий островок древнерусской жизни.

Главный храм во имя Михаила Архангела, все постройки, внешний вид членов общины – все это отдает какой-то недостижимой неотмирностью, в которой хочется остаться и раствориться. Ничего лишнего, все детали в интерьерах и планировке пространства выверены с русской скрупулёзностью (да-да). Нас встречает отец Евгений Саранча, известный исследователь истории Единоверия. Священник как всегда нарасхват. Служит погребение и садимся на короткую, но очень содержательную беседу.

— Почему Единоверие? Не буду оригинален и отвечу словами священномученика Симона Шлеева: это гладкий путь ко спасению. Все.

“Сокрытая Русь”. Экспедиция в Подмосковье:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нравится наш портал?x

Проект «ЕлицыМедиа» существует исключительно на пожертвования читателей.
Если Вам нравится то, что мы делаем, Вы можете поддержать нашу работу, перечислив любую посильную сумму.

Помочь проекту