«Елицы в лицах». В гостях Елена Ксенофонтова

В гостях у программы “Елицы в лицах” народная артистка России Елена Ксенофонтова.

Здравствуйте Елена. Как Вы считаете, успех – это подарок от Бога или искушение? Как к этому нужно относиться?

– Здравствуйте. Мне кажется, это бремя. Это серьезное испытание, которое не всякий может вынести. С одной стороны, ты этого очень добиваешься – все твои амбиции обращены к успеху, а с  другой стороны –  лично для меня это абсолютное бремя. «Успех» – это сразу много обязанностей. Особенно в нынешнее время.

К примеру, если человек занимается благотворительностью, и он публичный, то он должен и это делать публично. Я не приемлю такой подход, мне кажется, что все это должно быть тихим, как  счастье.

Успех – это как раз история о медали с двумя сторонами. И это очень жестокая вещь – успех. Но он необходим, как аванс, как стимул. Какой солдат не мечтает стать генералом?

Если из 50 отведенных лет у человека в 30 ничего не получается, он может уже ничего и не хотеть. Поэтому я вот однажды выйдя на сцену услышала хлопок в адрес своей игры, и тогда сказала себе: вот теперь вы меня никогда отсюда не вытащите. Даже если мне 20 лет придется ждать следующего, я его подожду.

– Елена, в артистической среде очень часто приходится сталкиваться с завистью. Как Вы считаете, зависть заразна?

– Я не знаю независтливых людей. Мне кажется, что все завистливые, а дальше – насколько эта зависть имеет вес и способна повлиять на жизнь человека – зависит от многих факторов. Зависть зачастую вообще движущая сила: я позавидовала, захотела так же, если сильно позавидовала – захотела лучше. Тут главное не перебрать.

Если я Вам буду рассказывать, что я вообще никогда никому не завидую – это не правда. Другое дело, что в зависти я могу порадоваться за человека, но при этом отметить, что я на его месте тоже была бы неплоха. Но хорошо бы этим не жить. Когда человек живет этим чувством, холит и лелеет его, тогда появляется самое неприятное и страшное. Зависть, извините, как страх – необходима, к сожалению.

– Елена, спасибо, что приняли участие в нашем проекте «Крылатые притчи». У вас двое деток – София, ей 7 лет, и Тимофей –  ему 15. Как Вы считаете, на какой возраст рассчитаны эти главы из Евангелия, которые мы сегодня читали?

– Главы из Евангелия рассчитаны на любой возраст. Один подключится эмоционально, среагирует на «звукоизвлечение», как у Хлебникова, а другой – уловит какой-то смысл, найдет ответы на свои вопросы. Кто-то – любопытства ради, и даже не важно – поймет ли. Важно, что как-то прикоснется к этому, и, я уверена,  что-то отложится, что-то заставит потом вернуться и прочесть уже более внимательно. Я надеюсь у меня получилось не отвадить, а наоборот.

Знаете, в жизни ничто не приходит просто так,  и мне это тоже было нужно. Надеюсь, это передастся через камеру. При этом,  даже в большей степени это рассчитано не на детей и взрослых, а на подростков. Взрослого человека сложно переделать, ребенок еще может не дорасти до глубинных вещей, а подросток стоит «на пороге». Особенно 14-16 лет – они стоят на перепутье. Их нужно умно и правильно подтолкнуть в правильном направлении. Я надеюсь это тот самый случай.

– Елена, а Вы пользуетесь соцсетями?

– Вынуждена. Я долго не регистрировалась, но от этого не уйти. Это к вопросу о бремени успеха.

– А как Вы считаете, насколько  в наше врем актуальна идея православной соцсети?

– Ну, а что делать? Вы можете от этого бежать, но будете не поняты, не услышаны… Это данность и неизбежность.

Всегда Церковь искала методы и способы донести до большего числа людей свои идеи. Сейчас существует такой способ. В любом из них есть (соцсетей) куча мусора – это как надписи на заборах. Нужно уметь вычленять. Найдите свою дорогу. Мир полярен и разнообразен и другого выхода нет.

Сегодня ни телевидение, ни площадное выступление не дадут такого эффекта, как соцсети. Стремитесь, чтобы как можно больше людей заходили на них, прибегайте ко всем этим методам, выбора нет.

Я, например, в своих попытках донести то, что я  делаю вынуждена играть по этим правилам. Я могу сколько угодно дома на кухне рефлексировать, как мне это не нравится, но я буду это делать, иначе я не буду услышана.

– Елена, как Вы считаете, кому больше нужно прощение – тому, кого прощают или тому  кто прощает? Как Вы это объясняли детям?

– Конечно, тому кто прощает. Зачастую тому кого прощают  все равно, и он мало об этом задумывается. Прощение – это дело того, кто прощает. Как жить с этим и тащить за собой как консервные банки за свадебной машиной…? Это же все болевые ощущения.

Знаете, эта боль и злость, заполняет в твоем сердце то место, которое могло бы быть заполнено счастьем, радостью, хорошими впечатлениями. А ты заполнил, закрыл и места больше нет. А жизнь-то длинная, и поводов для обид и непрощений достаточно, и в какой-то момент ты приходишь к мысли о том, что ты бедный, несчастный, недолюбленный, недопонятый. Это такая глупость думать о том, что кто-то тебе что-то недодал. Это ты недобрал. А недобрать как раз-таки счастья гораздо сложнее. Как-то органично в нас входит злость и обиды.

Прощение для меня – это способность отпускать, потому что не все можно объяснить. Я пришла к тому, что научилась прощать. Но мой организм все равно бывает отказывается от общения с этими людьми.

Мы, кстати, очень много разговариваем на эту тему с детьми. У дочери в школе бывают разные ситуации – как реагировать на те или иные слова, поступки, я все время пытаюсь объяснить, что нужно всегда стараться оправдать человека. Может я и зря это делаю, но я живу так, мне так удобнее.

– Еще раз огромное спасибо за участие в нашем проекте. С Вами была Елена Хайдарова и народная артистка России Елена Ксенофонтова.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *