11 июня 1961 года в День Всех святых, в земле Российской просиявших, отошёл ко Господу Владыка Лука, правящий архиерей Крымской епархии, хирург, доктор медицины.

«…профессор-епископ, соединивший в своих руках крест и скальпель, поразил современников именно этим необычным сочетанием двух чужеродных сфер деятельности. Многолетняя пропаганда убедила граждан нашего Отечества в том, что наука и религия несовместимы, и даже более того, две эти сферы могут существовать, лишь ведя друг с другом непрерывно ожесточенную войну. И вдруг вот он – епископ и профессор. Невероятно, но факт».

(Марк Поповский, “Жизнь и житие Войно-Ясенецкого, архиепископа и хирурга”).

Даже теперь, когда в России прекратились гонения на Церковь, когда повсюду строятся храмы и по праздникам они переполнены людьми, когда президент встречает Рождество на церковной службе, а Патриарх Всея Руси имеет возможность обращаться к народу в СМИ, даже теперь трудно представить правящего архиерея со скальпелем в руках, оперирующего больных, или профессора медицины, читающего лекции студентам в рясе.

Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий, блестящий хирург, профессор, проповедник, художник, человек, которого знали во всех уголках СССР, лечил крестьян, оперировал раненных на войне, открыто исповедовал свою веру в то время, когда многие служители культа снимали с себя рясы, опасаясь лагерей и расстрелов. За свое исповедничество он подвергся гонениям и пыткам.

Еще при жизни о Валентине Феликсовиче распространялось много легенд и мифов, поскольку обычным людям тяжело было понять смысл и сущность его поступков и подвигов.

Великолепную книгу написал о святителе Луке писатель-биограф Марк Поповский, который имел счастье лично беседовать со святителем, навещая его на съёмной даче в Алуште, где архиепископ селился на лето с семьёй. Писатель собрал много воспоминаний людей, современников Луки Крымского («Жизнь и житие Войно-Ясенецкого, архиепископа и хирурга»).

Современников очень волновал вопрос, почему хирург Валентин Феликсович решил постричься в монахи и никогда не скрывал своей принадлежности к Православной вере.

Святитель Лука

В советское время само понятие монах было окутано какой-то тайной и мистическим ареалом. А вид человека в рясе в общественном месте заставлял человека на всякий случай протереть глаза – не галлюцинация ли это?

Воспоминания и мифы

«Ходит по России странная молва, будто в советское уже время жил хирург-священник. Положит он больного на операционный стол, прочитает над ним молитву, да йодом и поставит крест «в том месте, где надо резать. А уж после того берется за скальпель. И операции у того хирурга отменные: слепые прозревали, обреченные поднимались на ноги. То ли наука ему помогала, то ли Бог…»

Из книги «Жизнь и житие Войно-Ясенецкого, архиепископа и хирурга»

«Известнейший хирург профессор Войно-Ясенецкий, он же епископ Самаркандский Лука, приучил работавших с ним к молитвам, без которых не приступал к операциям, и к священникам, которых по просьбе больных приводил в палаты для исповеди или причастия. Так что православные обычаи и обрядность в стенах этой советской больницы принимались как должное. Искусство, прославившее хирурга, служило надежным заслоном: всесильное ведомство следило, чтобы преосвященного не утесняли. Пусть себе тешится крестами да поклонами, бормочет молитвы, лишь бы, когда припечет, был под рукой – хирург-волшебник», – написал о святителе писатель О. В. Волков в своих воспоминаниях.

Пожилая верующая женщина из Тамбова рассказывала о святителе:

«Была у профессора-хирурга Войно-Ясенецкого жена-красавица. Заболела она и стала помирать. Зовёт детей, хочет их перед смертью благословить. Старшие дети дома были. Мать их перекрестила, поцеловала и померла. Все врачи, какие её лечили, видят: сердце не бьётся, сама не дышит – мёртвая лежит, совсем мёртвая. А в это время приходит младший сын. Он с няней гулял. Бросился к матери: «Мамочка, мамочка». И что же вы думаете? Поднялась рука покойницы, да его, младшенького, и перекрестила. И с этого случая чудесного профессор в Бога уверовал, лечить больных перестал и в монахи постригся».

Вдова поэта М. Волошина утверждает, что «когда жена умерла, он (Войно-Ясенецкий) заявил своим коллегам: «Я бросаю медицину». Врачи не хотели его отпускать. Тогда он обратился к отцам (старцам) Оптиной пустыни, чтобы они постригли его и посоветовали, как ему дальше жить. Те ответили: «В монахи постригаться, но служение твоё будет в миру». Он некоторое время ещё колебался между медициной и священством, но в конце концов остался и там, и там».

И неплодную вселяет в дом матерью

В своих воспоминаниях о смерти любимой жены, святитель Лука писал:

«Аня умерла в 38 лет. Две ночи я сам читал над гробом Псалтырь, стоя у ног покойной в полном одиночестве. Часа в три второй ночи я читал 112-й псалом, начало которого поется при встрече архиерея в храме, и последние слова псалма поразили и потрясли меня, ибо я с совершенной ясностью и несомненностью воспринял их как слова Самого Бога, обращенные ко мне: «И неплодную вселяет в дом матерью, радующуюся о детях».

И Лука сделал предложение своей медсестре, которая помогала ему на операциях. Он знал, что она недавно похоронила мужа и была неплодна.  «Почему-то без малейшего сомнения я принял потрясшие меня слова как указание Божие на мою операционную сестру Софию Сергеевну», – пишет святитель лука в своих мемуарах.

Именно на неё он возложил попечение о своих четверых детях, рождённых любимой супругой, покинувшей этот мир. Софья Сергеевна с радостью приняла предложение профессора Луки стать второй матерью его детям. Это дало возможность продолжать своё служение людям. Дом и детей он поручил заботам прекрасного, чуткого человека, преданного семье и вере.

Лука Войно-Ясенецкий

Профессор-антрополог из Ташкента сообщает следующее. «После смерти жены Войно-Ясенецкий стал священником, но медицину не бросил. Ходил по городу в рясе с крестом, и тем очень нервировал ташкентское начальство. Был он к тому времени главным врачом городской больницы и общепризнанным у нас первым хирургом, председателем Союза врачей. С крестом на груди читал лекции студентам в университете. Читал хорошо, студенты его любили, хотя и побаивались».

«Кроме операций и преподавания, много занимался Войно-Ясенецкий живописью: писал иконы для храма и анатомические таблицы для своих университетских занятий. Долго все это власти терпели, уговаривали его бросить церковные дела, но он не поддавался».

«Однажды рабочие полезли на крышу Кафедрального собора кресты ломать. Вышел Войно-Ясенецкий из храма, а они уже по лестнице взбираются. Он рассвирепел. Роста был высокого, широкогрудый, сильный. Тряхнул лестницу, рабочие попадали. Кто руку сломал, кто ногу. Он приказал своим санитарам их поднять и в больницу перенести, где и сделал по всем правилам хирургии необходимые операции. Некоторые говорят, что после этого случая его и арестовали. Но рассказывают и другое. Закончив операции, хирург снял халат, вымыл руки и сам отправился в милицию, где якобы заявил: Арестуйте меня, я во гневе согрешил перед Богом и перед людскими законами!»

Биографическая справка

Войно-Ясенецкий Валентин Феликсович родился в 1877 году в Керчи. Умер 11 июня 1961 года в Симферополе. Хирург, доктор медицины. До 1917 года медик в ряде земских больниц средней России, позднее – главный врач Ташкентской городской больницы, профессор Среднеазиатского государственного университета.

В начале двадцатых годов под именем Луки постригся в монахи, был рукоположен в сан епископа. Многократно подвергался арестам и административным ссылкам.

Автор 55 научных трудов по хирургии и анатомии, а также десяти томов проповедей. Наиболее известна его книга «Гнойная хирургия», выдержавшая 3 издания (1934, 1946, 1956 гг.). Избран почетным членом Московской Духовной академии в Загорске.

Награды: Премия Хойнатского от Варшавского университета (1916 г.).

Бриллиантовый крест на клобук от Патриарха Всея Руси (1944 г.), медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» (1945 г.). Сталинская премия первой степени за книги «Гнойная хирургия» и «Поздние резекции при огнестрельных ранениях суставов» (1946 г.).

Умер Лука Войно-Ясенецкий в сане Архиепископа Крымского и Симферопольского. Причислен к лику местночтимых святых в Крымской епархии в 1995 г.

 

 

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 комментарий

  • “открыто исповедовал свою веру в то время, когда многие служители культа снимали с себя рясы, опасаясь лагерей и расстрелов. За свое исповедничество он подвергся гонениям и пыткам.”
    Это священство назвали “служителями культа”, а православную веру “культом”???

Нравится наш портал?x

Проект «ЕлицыМедиа» существует исключительно на пожертвования читателей.
Если Вам нравится то, что мы делаем, Вы можете поддержать нашу работу, перечислив любую посильную сумму.

Помочь проекту