• О своем пути к Богу рассказывает актер сериалов и преподаватель актерского мастерства при театральной школе – Кирилл Грацинский.

    Мне кажется, ничто так не укрепляет в вере, как настоящая, глубоко личная история прихода к Богу самого обычного прохожего, чем-то похожего на нас самих.

    И эти истории удивительны уже тем, что мы как будто соприкасаемся с какой-то тайной, с промыслом Божьим.  Задумывались ли Вы, по каким признакам Господь вдруг взял за руку и вывел из тьмы к свету именно Вас?  За какие-то заслуги и достижения? За молитвы ли родителей и бабушек? Или может Господь заранее знал, что мы можем послужить Ему своими талантами? Слушая такие истории, я всегда стараюсь пристальней вглядеться в своего собеседника, чтобы разгадать эту тайну: почему же именно этому человеку был дан дар Веры?

    От буддизма к православию

    Знакомьтесь, Кирилл Грацинский   –  молодой симпатичный, современный  и обаятельный парень. Киноактер, режиссер, преподаватель театральной студии.  На этом можно было бы закончить, но есть кое-что еще… В настоящее время Кирилл – один из активных волонтеров Благотворительного Фонда  «Милосердие».  Кроме этого, он каждое воскресенье ходит в храм.

    – Кирилл, расскажи, как же случилось, что такой вот современный симпатичный парень оказался в православии, в то время, как российские и западные звезды открыто заявляют о своем увлечении йогой и вегетарианством? Неужели мода на буддизм прошла мимо тебя?

    Кирилл Грацинский
    Кирилл Грацинский

    – Ну, не знаю насчет моды, – улыбается Кирилл, – все мне твердят, что я следую моде, говорят, что сейчас православие в моде. Но для меня это были искренние поиски. Я вообще считал, что Бог один и путей к нему много. Действительно, я увлекался и буддизмом, и йогой. Мне казалось, тогда, что буддисты – какие-то более счастливые, что ли… Ходят в белом, улыбаются все время, а наши же батюшки, казались такими мрачными и суровыми, все в черном. И как-то совсем не хотелось идти в эту мрачную религию. Я тогда с увлечением прочитал книгу Ламы Оле Нидала, ходил в буддистский центр «Алмазного пути» и мне казалось, что я обрел истинную веру. Тогда начались мои эксперименты с медитацией.

    – А ты был уже крещен на тот момент?

    – Да, меня крестили в возрасте пяти лет, а мои родители несколько лет назад обвенчались и стали ходить в храм. Однако, именно с детства началось мое отторжение православия. Хорошо помню, как во втором классе нас всех повели на какую-то организованную экскурсию, кажется в храм Василия Блаженного, на Красной площади.

    Помню, как вышел, такой вот мрачный батюшка в черном и начал грозно рассказывать, что если

    «Вы детки не будете слушаться родителей и будете плохо учиться, то вы все попадете в ад!»

    И мое воображение уже тогда очень ярко представило себе этот ад, и  красные языки пламени, пожирающие людей. А потом видимо и возникло отторжение. Я сказал себе, что никакого ада нет, а в храм, с тех самых пор, больше идти совсем не хотелось.

    – А во время учебы на актерском факультете, когда ты смотрел, например, фильмы Тарковского по истории кино, ты ведь, наверняка, чувствовал христианский подтекст в его фильмах? Не хотелось ли поглубже разобраться? Почитать Евангелие, например?

    – Нет, углубляться в религию не хотелось. Да и зачем? У нас была отличная компания, друзья с которыми мы вместе учились. Вместе снимаемся в кино, вместе отдыхаем и наслаждаемся жизнью. Сплошной праздник. Это сейчас когда я вспоминаю, то понимаю, что у меня была как бы стена – что бы мне не говорили о православии, я ничего не воспринимал. Единственный такой момент помню, когда читал моего любимого Сэлинджера. У него есть повести «Фрэнни и Зуи», и там было про Иисусову молитву.  А в конце книги было написано:

    «И теперь я понял, что все, что я делаю, я делаю ради Христа.»

    И это было какое-то откровение. Эта книга давала какой-то смысл в жизни.

    – И как это на тебя повлияло?

    – Так, что помню после прочтения, я даже зашел в какой-то храм на Арбате. Вот только, видимо совсем не вовремя. – смеется Кирилл. – Зашел и увидел, что там все люди, стоят на коленях и мрачно шепчут какие-то молитвы. И я тут же испуганно вышел, так как это напоминало какую-то секту. Это сейчас я понимаю, что видимо зашел в какой-то особый день Великого поста, возможно, читали Канон Андрея Критского.

    «Я должен срочно себя убить»

    – И все-таки что тебя заставило окончательно отвернуться от радостного буддизма и посмотреть в сторону мрачного православия? Ведь все так было хорошо, жизнь как праздник, веселая компания, как ты сам вспоминаешь.

    – Нет, эти праздники сменялись моими депрессиями и унынием. Было постоянное ощущение, что что-то идет не так, как надо. Были страхи. К тридцати годам я погрузился в такой кризис страшно было идти по улице, казалось меня преследует какое-то зло. Я все время искал себя, искал свой истинный путь в этой жизни.

    А однажды был момент, когда я вдруг сознательно решил полностью уйти в буддизм. До этого были все-таки какие-то поиски, и я был убежден, что Бог один, а религий много, и даже мог зайти в православный храм… А потом вдруг настал момент выбора.

    Я очень хорошо помню, тот день, когда я решил сознательно отречься от Христа. Я решил, что Его в моей жизни больше не будет, решил, что я выбираю буддизм.

    Я уснул с этой мыслью, а проснулся как будто в аду… Это невозможно описать словами, что я чувствовал в тот момент. Это невыносимое состояние… Так было плохо, что хотелось умереть. Была только эта мысль:

    «Мне так плохо, что я должен срочно себя убить!»

    Кирилл, задумывается, как будто погружается в воспоминания этого состояния.

    И что было дальше? –  я пытаюсь напомнить своему собеседнику о себе.

    –  А дальше… – Кирилл тяжело вздыхает, – дальше, приложив усилия, я дошел до ванны, умылся и стал читать «Отче наш». Это единственная молитва, которую я знал тогда.

    И вдруг пришло четкое осознание, что это наказание за то, что я отрекся от Христа. Потом уже, мне один монах рассказывал, что если Бог нас оставит, хоть на секунду, то бесы нас разорвут. И я это почувствовал на себе тогда.

    – И после этого ты пришел в храм?

    – Нет еще нет… Но это была первая остановка, наверное. Христос показал мне, как мне будет плохо без Него.

    – Ну, знаешь, миллионы людей сознательно отрекаются от Бога, и ничего не испытывают. А тебе почему-то показали? Как сам думаешь, почему?

    – Я думаю, что благодаря молитве моих родителей.

    Кирилл Грацинский
    Кирилл Грацинский

    Подарок маме

    – Слушай, а фильм Лунгина «Остров», ведь не мог же мимо тебя пройти?

    – Да, этот фильм очень сильно заставил задуматься. Там была такая мысль, что Христос нам все может простить, если мы искренне покаемся.  И это как-то по-другому показывало мне Православие. Но основным открытием все-таки стала книга «Несвятые святые». Мама мне стала рассказывать какие-то отрывки оттуда, и я вдруг понял, что это совпадает с историями, которые я читал в книге про Будду.

    И тогда я решил прочитать эту книгу сам. И вот после этой книги, уже невозможно было оставаться тем же.

    – А что именно тебя там так вдохновило? Может то, что там была знакомая тебе среда – студенты ВГИКа?

    – Нет, я про ВГИК там вообще ничего не увидел, меня там больше всего вдохновила история с отцом Иоаном Крестьянкиным. Это же на самом деле книга для светских людей. И этим она и хороша. Именно эта книга развеяла во мне образ мрачного батюшки.

    – И ты снова пошел в храм?

    – Да, я не только пошел в храм, я нашел там самого бородатого батюшку и рассказал ему всю свою жизнь. Помню, что он пожал мне руку. А потом бабушки в храме рассказали мне про Причастие, а еще, что если хочешь причаститься, то нужно есть только огурцы с картошкой. Помню, как боялся, что ничего не получится, но все получилось. Я причастился и бросил курить в этот день. И самое интересное, что это был День Рождения моей мамы.

    –   Видимо это был подарок твоей маме за ее молитвы.

    – Да, скорее всего, именно так.

    Белый цветок

    – Итак, ты выбрал православие, причастился, а что дальше? Как это изменило твою жизнь?

    – После Причастия я поехал в Псково-Печерский монастырь, в коровник, отрабатывать свои грехи, – смеется Кирилл. – Там встретил отца Максима, и он со мной долго говорил про кино. Это было так удивительно – в монастыре говорить про кино.

    – И что прямо в коровник отправили?

    – Нет, меня там жалеют. Говорят:

    «Раз ты у нас режиссёр, то иди поле сторожить, будешь там вдохновляться».

    Я каждый год стараюсь туда приезжать.

    – А когда вернулся, как повлияло твое воцерковление на профессию? Актеры же не всегда в хороших фильмах снимаются.

    – Повлияло так, что я из актера стал уходить в режиссуру. Закончил ВГИК, и сейчас, как раз занимаюсь с детьми в школьном театре, как режиссер. А вообще, когда вернулся я не понимал куда мне двигаться. Вот я сходил в храм, причастился, покаялся, стал верующим, съездил потрудился в монастырь. И что дальше? Дальше, что жить, как раньше?

    А как раньше, я уже ведь не мог жить.

    – И что ты решил?

    – Я думал, думал… В голове крутилась цитата любимого Чехова:

    «Жить надо не для себя»

    И где же мне найти людей таких же, как я, которые хотят попробовать жить не только для себя, Но я не знал где они тусуются. И тут, как-то так удивительно совпало, что во время моего воцерковления, фонд «Милосердие» организовал свою знаменитую акцию «Белый цветок».

    Это было летом. Иду по Камергерскому переулку и вижу, что там все в белом. И у меня было такое ощущение, что вся Москва воцерковилась вместе со мной.

    Я увидел, что тут записывают в волонтеры. Это было то, что нужно. Я записался, а на следующий день уже пришел на встречу. И на этой встрече был священник. Молодой и с радостным лицом. Ему можно было задавать вопросы. И я сразу задал вопрос, который мучил меня больше всего.

    «Можно ли быть актером, режиссером, и оставаться православным?»

    Батюшка взял меня под руку, повел на балкон и стал долго со мной беседовать на эту тему. И это был отец Иоанн, мой будущий духовник.

    – А что батюшка ответил?

    – Он ответил, что, конечно, можно и нужно. Тем более, раз я  работаю с детьми, то должен доносить им истину. Должен учить их, что нельзя сниматься обнаженными, и ругаться матом, например.

    – И ты остался в фонде Милосердие?

    – Да, и первые три года усиленно стал заниматься волонтерством, клеил обои бабушке, и вообще брался за все подряд. И я был в эйфории. Чувствовал себя абсолютно счастливым. А потом мне предложили заниматься театром при фонде.

    Кирилл Грацинский
    Кирилл Грацинский

    Девушка должна влюбляться после предложения

    – Кирилл, расскажи, детям, которых ты учишь получается ли нести слово Божье?

    – Когда разбираем произведения классиков, невозможно обойти эту тему, но проповедью не занимаюсь.

    – А что самое сложное в жизни православного молодого человека?

    – Наверное, не раздражаться, не гневаться ни на кого. Для меня это самое сложное.

    – А как же блудные грехи? Ты ведь получается до воцерковления встречался  с разными девушками?

    – Да, – Кирилл, смущенно опускает глаза, – до воцерковления я был дурак, жил по воле чувств. Сейчас я о многом сожалею.

    – А как сейчас обстоит вопрос с девушками, ведь секс до брака в христианстве, смертный грех? Как раз именно это, на мой взгляд, оказывается не всегда удобно современным молодым людям.

    – Я надеюсь найти девушку, с которой хотел бы прожить всю жизнь, найти жену. Пока не встретил такую. Но иногда мне кажется, что я хочу быть монахом, но это, наверное, очень сложный путь не для всех.

    – Сколько ты уже лет ходишь в храм?

    – Шесть лет – удивленно отвечает Кирилл.

    – Что же получается, за шесть лет, ты такой вот, молодой, талантливый, привлекательный – и  не прикоснулся ни к одной женщине?

    – Нет. – спокойно отвечает Кирилл. – Бог дает силы держаться. Надо найти одну и на всю жизнь.

    – А может были случаи, что девушки сами тебя пытались соблазнить? А ты им говорил, что нет – до свадьбы нельзя.

    – Нет, после воцерковления никто не нападал , – смеется Кирилл. – Ну, кто меня будет соблазнять?! –  и тут же добавляет, как будто оправдываясь. – Просто, понимаешь, я сейчас совсем с другими девушками общаюсь, с верующими. А Владыка Пантелеймон нам говорит, что девушка должна влюбляться, только после того, как ей сделали предложение.

    Кирилл Грацинский

    Об актере Кирилле Грацинском

    Кирилл Грацинский родился 19 марта 1983 г.

    В 2004 году окончил ВТУ им. Щепкина (курс В.И.Коршунова).

    Снимался в двадцати проектах, среди них фильм “Статский советник” и сериал “Глухарь. Продолжение”. Смотреть подробнее фильмографию

    Добавить комментарий

    Войти с помощью: 

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *