Источник: Православие.fm

Фильм «Монах и бес» основан на реальных историях

Фильм «Монах и бес» стал, пожалуй, одной из самых ярких новинок российского кинематографа 2016 года. За это время картина успела полюбиться широкому кругу зрителей, причем не только православных, и получить несколько значимых премий и наград. Во многом успех «Монаха и беса» зиждется на нетипичной проблематике, интересной идее фильма: возможно ли нечистую силу научить добру? Интересно, что на подобные размышления натолкнули режиссера Николая Досталя реальные истории из жизнеописаний святых подвижников.

Необычный послушник Нило-Сорской пустыни

Неоднократно в своих интервью Николай Досталь сам указывает на то, что главным толчком к идее создания фильма послужило знакомство с историей жизни Ивана Семеновича Шапошникова, бывшего насельника Нило-Сорской обители.

Как видим, у него автор картины позаимствовал даже имя для своего главного героя – Иван, Семенов сын. Что же известно об этом дивном юродивом подвижнике?

Родился Иван в 1802 году в городе Галич Костромской губернии в семье мещан. Известно, что он имел способности к иконописи и ремесленному мастерству, чем и занимался в юношестве. Однако в восемнадцать лет ему пришлось оставить это милое сердцу занятие: вследствие паралича у него была поражена правая рука и ноги, до конца жизни он уже не мог ими свободно владеть, передвигался только с помощью палки. Но и в этом юноша усмотрел явный промысл и волю Божию и решил покинуть этот суетный мир, уйдя в монастырь.

Первым пристанищем Ивана стал Кирилло-Новоезерский монастырь. Здесь он, однако же, пробыл недолго, поскольку недуг не позволял ему нести суровые трудовые послушания. Исключенный из этой обители, послушник пришел в Нило-Сорскую пустынь, находящуюся невдалеке, где и провел все свои оставшиеся годы подвижничества. Настоятель обители иеросхимонах Нил быстро угадал в молодом послушнике дивного избранника Божия и вскоре они стали духовными сподвижниками.

Поначалу, правда, Иван сильно тосковал по первой своей обители. Однако Сам Господь утешил его и прекратил эту безмерную скорбь через Своего угодника преподобного Нила Сорского.

Однажды во время службы в храме, когда мысли Ивана всецело пребывали в Новоезерском монастыре, из алтаря к нему неожиданно наяву вышел сам преподобный Нил и сказал: «Если ты не хочешь служить мне, тогда возвращайся назад к Кириллу».

После этого видения тоска послушника ушла бесследно, он с радостью нес в обители свои подвиги все последующие годы.

В скором времени послушник Иван Шапошников, восходя от силы в силу, смог стяжать такие необходимые, но редкие даже для монашествующих качества, как смирение, абсолютное незлобие и нестяжательность. Причем присущий ему также дар любви простирался на всю Божию тварь. Братия заметила, что неся послушание в трапезной, он из жалости подкармливал даже тараканов: измельчая и размачивая хлеб специально для этих целей, Иван Семенович клал их в те места, где насекомых было больше всего.

Свое послушание в трапезной он нес целых двенадцать лет, при этом кухня заменяла ему келью, здесь же он и спал на печи, перекрытой досками. Одежда послушника была неизменной: в любое время года он ходил в одном и том же подряснике, обуви обычно не носил.

Неудивительно, что святому пришлось терпеть многие насмешки и издевательства от младшей братии. Все это он переносил спокойно, никогда не гневался и не обижался, очень часто прикрывая свой подвиг юродством.

Со временем, все так же оставаясь в разряде послушников, Иван Семенович был удостоен некоторых благодатных даров. Например, дар прозорливости: часто ему приоткрывался мир невидимый.

Он знал, кто из братии во время молитвы отвлекается непристойными мыслями, и кротко их обличал. Прозорливец замечал, что из уст пламенно молящихся монахов исходит огонь. Также святой видел, как за новопостриженными обычно следует два ангела. Известен случай, когда однажды за трапезой Иван Семенович громко рассмеялся, увидев, как рассерженного и невнимательного к чтению монаха оседлал бес и ехал на нем.

Как город, стоящий на верху горы, не может укрыться, так и о необычном прозорливце вскоре стало известно по всей округе. К Ивану Семеновичу стали приходить люди со своими скорбями и болезнями. Он их с любовью принимал, но быстро стал тяготиться такой мирской славой. По благословению настоятеля он построил себе отдаленную келью на болоте и уже там продолжил нести свой подвиг.

Понятно, что не только от людей, но тем паче и от врага рода человеческого не могло утаиться преуспеяние дивного старца. Он всячески пытался отвратить его от служения Богу, сбить с толку. Еще когда Иван Семенович нес послушание в трапезной, бесы неоднократно являлись ему наяву в своем страшном виде.

Братия часто слышала странные звуки, раздающиеся оттуда, а наутро находила послушника всего в ушибах, еле живого.

Бесы поднимали его над землей и заставляли плясать. Однако воин Христов им не поддавался. Иногда нападки эти были настолько страшными, что он просил кого-то из братии остаться с ним в кухне на ночь.

Когда Иван Семенович перебрался в удаленную келью, бесовские страхования и издевательства только ужесточились. Однажды, когда он возвращался к себе после вечернего правила, страшный эфиоп напал на него в лесу с дубинкой и так избил, что еще долго послушник пролежал без сознания. Шрам после удара по голове остался у него до конца жизни.

Однако вскоре пришла и нежданная помощь и утешение в борьбе. Однажды вечером старцу в келье явился архидиакон Стефан и указал на медный крест, сказав, что им он будет побеждать бесов. До этого крест лежал у Ивана Семеновича в небрежении, поскольку он был восьмиконечным, а праведник считал, что правильный крест должен быть только четвероконечным.

Это было не последнее чудесное посещение подвижника. Во время тяжкой болезни он также сподобился явления Самой Владычицы в сопровождении святых дев: преподобной Анастасии и великомученицы Екатерины.

Царица Небесная из собственных Пречистых рук дала старцу щи с черным хлебом (его единственное блюдо), отведав которые он сразу же выздоровел.

Но годы земной жизни Ивана Семеновича все же подходили концу. Скончался он 13 мая 1863 года. И только за шесть лет до своей кончины был пострижен в рясофор.

Как архиепископ Новгородский оседлал беса

Еще одним прототипом главного героя фильма «Монах и бес» стал святитель Иоанн Новгородский.

Он был первым избранным, а не назначенным из Киева, как это было раньше, архиепископом новгородским с 1165 по 1186 год. Этот святой должен быть нам хорошо известен по истории иконы «Знамение» Новгородской, память которой торжественно отмечается 10 декабря.

Именно этому архиепископу в ответ на молитвы явилась Пречистая Богородица и повелела перенести Ее икону из храма и установить на стенах города, третий день осаждаемого суздальцами. Только по его молитвам икона, ныне именуемая «Знамение», сдвинулась с места и позволила себя перенести на указанное место.

Именно этот святитель вытирал своей фелонью слезы Божией Матери, когда икона неожиданно «заплакала», повернувшись ликом к новгородцам.

Как известно, после всех этих событий суздальские воины, на которых напало помрачение, стали убивать друг друга – город был спасен.

Икона «Знамение» Новгородская

Икона «Знамение» Новгородская

Кроме этого события, с именем Иоанна Новгородского связана целая серия различных преданий и легенд, которых всего насчитывается около 150. Путешествие в Иерусалим на бесе – одно из наиболее ярких и известных повествований, включенных даже в житие святого.

Как мы уже увидели из случая с иконой «Знамение», архиепископ Иоанн был большим и дерзновенным молитвенником. Такая молитва приятна Богу, но вызывает злобу и досаду у бесовской силы. И вот, во время очередного келейного молитвословия святителя один бесенок, желая отвлечь подвижника от его занятия, начал плескаться в сосуде с водой, служившем умывальником. Святой отвлекся, но быстро понял вражью хитрость. Он перекрестил сосуд, чем закрыл бесу выход оттуда.

Палимый силой крестного знамения, нечистый начал просить Иоанна выпустить его из умывальника. Тогда архиепископ ответил, что сделает это только в том случае, если бес свозит его на Святую Землю и обратно. Бесенок согласился и, приняв вид коня, осуществил обещанное, за одну ночь свозив архиепископа в Иерусалим и обратно. Там святой смог посетить храм Воскресения Христова, вход в который открылся по его молитвам, и приложиться ко Гробу Господню, а также ко всем другим святыням.

Бес был посрамлен. Но за свою «услугу» он попросил Иоанна не рассказывать никому об этом путешествии, иначе нечистый обещал ему досадно отомстить. Однако однажды, исключительно с назидательным намерением, праведник все же упомянул в беседе, что знает человека, осуществившего поездку на бесе в Иерусалим.

Тогда лукавый начал мстить ему, стараясь оклеветать. Он то выходил из кельи святого, приняв вид блудницы, то подбрасывал ему туда же различные предметы женского гардероба. Люди попались на «ловушку» и захотели избавиться от владыки, опорочившего себя, по их мнению, грехом блуда. Когда они пришли к своему владыке, бес под видом девицы как раз выбегал из его кельи.

Это стало последней каплей, переполнившей чашу негодования. Народ посадил некогда любимого им пастыря на плот и отправил его плыть по реке Волхов. Однако здесь произошло чудо, позволившее сразу же «реабилитировать» святого. Вместо того чтобы плыть вниз по реке, плот поплыл вверх – против течения.

Тогда люди поняли, что ошиблись, были жестоко обмануты лукавым. Они просили прощения у своего владыки, умоляли его вернуться. Незлобивый пастырь, конечно же, не стал держать обиды и вернулся в город. В память об этом событии на месте, где остановился плот с архиепископом, новгородцами был установлен каменный крест.

Следует отметить, что сюжет с прирученным бесом из жития Иоанна Новгородского довольно популярен, и в фильме «Монах и бес» он использовался не впервые.

До этого свою художественную интерпретацию житийное повествование получило и в русской литературе. Многие, должно быть, сразу вспомнили известный полет на черте за черевичками из повести Гоголя «Ночь перед Рождеством». Примечательно, что этот же житийный мотив использовал и А.С. Пушкин для своей первой (незаконченной и долго считавшейся утраченной) поэмы «Монах».

Однако не будем путать творческую интерпретацию с простым заимствованием. История Ивана, Семенова сына, и беса по имени Легион является лишь «размышлением на тему», а не православным учением. Как известно, добро и зло живут по своим законам, а искусство – по своим. Поэтому любые обвинения в ереси и «неканоничности» по отношению к фильму «Монах и бес» необоснованны и смехотворны.

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нравится наш портал?x

Проект «ЕлицыМедиа» существует исключительно на пожертвования читателей.
Если Вам нравится то, что мы делаем, Вы можете поддержать нашу работу, перечислив любую посильную сумму.

Помочь проекту