Источник: Блог автора

Повстречать в Сибири темнокожего православного священника из Кении так же трудно, как увидеть белого человека в маленьком храме в кенийской деревне Ишамара. Однако и то, и другое возможно. С тех пор, как порог храма отца Филиппа Гатари впервые переступил русский человек, священник из Кении уже не раз посетил Россию. Теперь добрался и до Сибири. В Братске он участвовал в конференции «Вселенная Православия», побывал в Иркутске, Саянске и на Байкале.

Когда кенийского священника спрашивают, каково его самое большое впечатление от Сибири, он уже знает, какого ответа от него ожидают, и предупреждает: «Нет, это не климат». Больше всего отца Филиппа удивила разница в часовых поясах. Конечно, он и раньше знал, что Россия – это большая страна. Но что это значит в реальности, понял, только приехав в Братск.

Кения и Москва расположены в одинаковых часовых поясах, а вот Москва и Братск – уже в разных. Вылетали из Москвы поздно вечером. Отец Филипп засёк время, на часах было 11 вечера. Неожиданно через пару часов стало светать, и вскоре самолёт попал в полосу полыхающего рассвета. Часы показывали час ночи.

– Что это такое? – взволнованно спросил кенийский священник у стюардессы, думая, что столкнулся с редким природным явлением.

– Это рассвет, – ответила невозмутимая бортпроводница, и отец Филипп понял, что дожил до 65 лет, а о законах перемещения во времени и пространстве знал далеко не всё.

В Братске кенийского батюшку уже ждали друзья – отец Андрей Чесноков с матушкой Ириной, с которыми он познакомился по Интернету благодаря другим общим знакомым. Вселенная Православия – большой мир, но в ней все связаны обычными земными, а порой и совершенно необычными, мистическими узами. Например, в Иркутской православной гимназии отца Филиппа тоже встретили как своего человека.

Он ведь тоже – директор православной школы. Эту самую школу он построил своими руками вместе с односельчанами, и сейчас там учится более полусотни подростков.

Из окна храма святого Антония, в котором служит отец Филипп, видна прекрасная гора Кения, вершина которой покрыта вечными льдами. От этой горы и пошло название всей страны. Часто с высокогорья спускается туман, и тогда кенийцы говорят, что Кения не хочет показываться приезжим.

Гора Кения

Это центральный район страны, и отец Филипп говорит, что здесь не очень жарко, и он вполне комфортно чувствует себя в священническом облачении.

Небольшой храм в Ишамаре хоть и каменный, но выглядит совсем не так, как в России. Здесь нет ни золотых куполов, ни настенных росписей. Нет даже электричества, и воду для богослужения греют на углях, как во времена первых христиан. Зато на крыше храма, имеющего форму классической четырёхугольной базилики, привычно возвышается крест. Раньше был и колокол, но его недавно украли злоумышленники как единственный ценный предмет.

Кения – небогатая страна, и две тысячи человек, которые составляют население Ишамары, живут земледелием. Вся промышленность здесь представлена молочной фабрикой, которая стоит около школы. В храм ходит примерно 300 человек, а костяк прихода состоит из 60 верующих, которые приходят на службу каждое воскресенье.

В Кении принято ходить на службу всей семьёй, вместе с детьми, бабушками и дедушками.

Приход храма прп. Антония Великого с настоятелем, о. Филиппом Гатари. /Фото Екатерины Загуляевой, foma.ru

Детей, как правило, много, и они охотно идут к отцу Филиппу, ведь он не только священник, но и директор местной средней школы.

Средняя школа здесь считается второй ступенью образования, и её посещение является добровольным. По статистике, лишь 50% детей, заканчивающих начальную восьмилетнюю школу, продолжают обучение. Именно поэтому у отца Филиппа все ученики исключительно прилежны и мотивированы на получение хороших знаний.

Любой частный инвестор или организация может построить школу.

Школа в Ишамаре считается православной, потому что её построила православная церковь. Но образование соответствует государственным стандартам, и его качество также контролируется государством. Какого-то специального «православного» предмета в расписании нет, но религия изучается здесь в рамках государственной программы. В школу принимают всех детей вне зависимости от вероисповедания.

– Когда я начинал служить на этом приходе, у нас был небольшой заброшенный участок земли, выделенный под школу, – рассказывает отец Филипп. – Тогда я обратился к женщинам нашего посёлка. Я сказал: «Матери, принесите ненужные камни с ваших участков в церковь, и мы построим из них школу для ваших детей». Так и было. И сейчас мы даём детям образование, а это дорога в жизнь, место в обществе, работа. Никто из моих учеников не сможет плохо отозваться о церкви. Поэтому школа – отчасти всё-таки миссионерство.

Православная школа в Ишамаре, фото Денис Маханько, сайт foma.ru

Средняя школа в Ишамаре небольшая, здесь учится около 50 человек. Государство в Кении контролирует качество обучения, но не поддерживает школу. Вся плата за обучение и содержание школы ложится на плечи родителей.

Поскольку большая часть населения занимается земледелием, один из основных предметов в школьной программе – сельское хозяйство. Выпускники средней школы сдают семь экзаменов: три обязательных и четыре предмета на выбор. К обязательным относятся математика, английский язык и национальный язык суахили.

На выбор можно сдать биологию, химию, физику, историю, географию, христианство. После окончания школы ребята могут идти работать либо поступить в университет или колледж. Но тут уж нужно рассчитывать свои силы и средства, поскольку высшее образование в Кении тоже платное.

– Молодёжь стремится уехать учиться за границу и уже не возвращается, – рассказывает отец Филипп. – Многие уезжают в США, но есть и те, кто едет в Грецию, Россию и другие страны. Я надеюсь, что когда-нибудь всё изменится, и наши дети вернутся.

Сам отец Филипп тоже когда-то ездил учиться за границу. Он закончил богословское отделение университета в Румынии.

Фото Владимира Ештокина

Вообще-то отец Филипп родился в неверующей семье. В ближайший православный храм маленьким мальчиком он начал ходить не за хлебом небесным, а за обычным, земным, серым хлебом. Церковь раздавала пищу нуждающимся.

Потом стал приходить на службы, затем – помогать священнику в алтаре. И постепенно обнаружил, что приходской батюшка занял важное место в его жизни и даже повлиял на выбор жизненного пути. Когда пришло время, духовный отец благословил юного Филиппа поступать на богословский факультет в университет Румынии, дал рекомендацию и средства на обучение. Ехать в чужую страну было страшно, и юноша не сразу на это согласился, но в итоге никогда не жалел о своём выборе.

В 1999 году отец Филипп был рукоположен во священники. Сегодня ему 56 лет, он женат, имеет троих детей и мечтает расширить школу в Ишамаре, построить около неё настоящий стадион, чтобы все дети могли там играть в футбол. А ещё хорошо было бы построить общежитие, чтобы дети могли жить около школы. Пока многие из них каждый день добираются до школы пешком, проделывая путь в несколько километров.

Христианство считается в Кении основной религией. Оно очень активно насаждалось, когда страна была ещё колонией. Согласно опросам, христианство исповедует 80–90% населения. Доля православия составляет всего 1-2%, но число его сторонников в Кении быстро растёт после обретения страной независимости.

Фото из личного блога отца Филиппа, фейсбук

Всего лишь в 1946 году Кенийская церковь была принята в общение с Александрийским патриархатом. С этого момента началась история официальной Кенийской церкви. В 1952 году окрепло освободительное движение против колониального режима. Именно православные поддержали восстание, в то время как традиционные для Кении протестантские и католические приходы выступили против. Это был серьёзный выбор, поскольку за него порою приходилось платить свободой. Например, отец Георгий Артур Кадуна, который стал первым «чёрным» епископом Кении, 10 лет провёл в тюрьме вместе с будущим президентом страны Джомо Кениатой.

Зато теперь именно православие считается здесь религией свободы.

На сегодняшний день вся Африка является канонической территорией Александрийского патриархата. Совсем недавно в Кении образовались две самостоятельные епархии, которыми управляет митрополит.

На всю страну насчитывается 43 православных священника.

Богослужения давно переведены на местные языки кенийцев. У себя на приходе отец Филипп служит на трёх языках – английском, суахили и кикуйю, который является родным для священника. Интересно, что английский язык стал объединяющим для народов Африки и, в частности, для Кении. Люди разных племён, которые говорили на 42 диалектах, обнаружили, что язык колонизаторов стал общим и помог понять друг друга. Основным национальным языком населения Кении и ещё некоторых стран Африки остаётся суахили.

Священник в Кении не получает зарплату от своей епархии, его полностью содержит приход.

Поэтому, если приход большой – жить легче, если маленький – чрезвычайно трудно. Некоторое время назад, до образования самостоятельных епархий, священники получали небольшую зарплату от правящей митрополии. Самостоятельность неожиданно обернулась финансовыми проблемами. Но отец Филипп преподаёт основы религии в школе и получает за это жалование.

Под барабанную дробь

– Иногда мне приходится общаться с европейцами, – говорит отец Филипп. – Очень часто люди жалуются на финансовый кризис, экономические трудности. Но нам трудно понять эти проблемы. В Кении не в каждом доме есть электричество, у людей не хватает денег на простые продукты, в некоторых семьях единственные ботинки донашивают по очереди.

Зато мы молимся и поём, и мы счастливы вместе. Может быть, это от того, что нам нечего терять.

– Какие посты соблюдают ваши прихожане? – задаю вопрос отцу Филиппу.

– У нас там круглый год пост, – засмеялся в ответ священник. – Кения – бедная страна. Там высоко ценится питьевая вода, далеко не все жители могут позволить себе мясо. Первым блюдом считается картофель, национальный напиток – чай с молоком. А вот хлеба, как такового, просто нет.

Зато, когда заканчивается литургия, в кенийском храме начинается то, что невозможно себе представить в России. Кто-то начинает бить в барабаны, женщины поют в такт, все хлопают в ладоши, улыбаются.

Барабаны выбивают традиционные мелодии, под которые звучат духовные песни. Сюжеты песен пересказывают библейские и евангельские события или прославляют Бога.

– Когда верующие принимают антидор (часть просфоры) без пения, они бывают такие серьёзные и даже скучные, – говорит отец Филипп. – Поэтому мы поём песни. Люди должны уходить из храма радостными.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нравится наш портал?x

Проект «ЕлицыМедиа» существует исключительно на пожертвования читателей.
Если Вам нравится то, что мы делаем, Вы можете поддержать нашу работу, перечислив любую посильную сумму.

Помочь проекту