Сентябрь 1997 года. В Москве проходит церемония открытия храма Христа Спасителя. На многолюдной площади перед храмом идёт торжественный концерт в честь открытия, на котором присутствуют Патриарх Алексий II, мэр столицы Юрий Лужков, и президент России Борис Ельцин. На этом концерте под сводный симфонический оркестр, в сопровождении церковного хора, Иосиф Кобзон впервые исполняет проникновенную песню-молитву:

Господи, дай же мне волю!
Рощу с берёзовым соком…
Песню с печалью и болью
о птице парящей высоко…

Песня будто подчёркивает торжественность, историческое значение события. Во всеобщей тишине над притихшим народом, над столицей летело:

… Дети, смотрящие в небо,
пусть удивляются птицам,
запаху свежего хлеба
и улыбающимся лицам.

Затем Патриарх Алексий, Юрий Лужков и Борис Ельцин перерезали символическую ленточку – торжественно открыли главный храм России.

Позже, автор за слова этой песни-молитвы “Господи, дай же нам волю” получил награду Русской Православной Церкви – орден Св. Князя Владимира.

Но в этот день поэта не было на открытии Храма. Далеко от столицы, в Канаде где он был на гастролях, в своём гостиничном номере поэт смотрел трансляцию из Российской столицы. Смотрел и думал: “Жаль, что мама не дожила до этого дня. Она была очень набожная. Если бы узнала, что главный храм России открывается с пением на мои стихи, то как была бы счастлива”. Автором стихов этой песни был Александр Васильевич Панкратов-Черный.

Александр Панкратов-Черный в особом представлении не нуждается. И дело не в том что он народный артист России сыграл множество самых разных ролей, снял несколько замечательных фильмов. Александр Васильевич – артист один из немногих о которых говорят просто: “Народ его любит!” Список регалий велик: президент фестиваля искусств “Южные ночи”, член Совета благотворительной организации “Благомир”, президент детского спортивного фонда “Наше поколение” и председатель попечительского совета межрегионального общественного фонда (МОФ) имени Михаила Евдокимова. А ещё Александр Васильевич Член Союза писателей России, поэт с тонкой лирической душой:

Родина, ах, моя Родина! –
Берег реки вдалеке,
Красная кровью смородина
Капелькой на руке…
Крик одиночества в осени…
И журавли… журавли…
С берега хочется броситься, –
С самого края земли…
Реки окажутся – речками,
Церкви – покажутся свечками,
И, умирая уже,
Самое-самое вечное –
Родина, болью в душе…

 

Сколько в этих строках патриотизма, боли. Мы привыкли видеть Панкратова-Черного на экране, где он всегда жизнерадостен и бодр. Его герои заставляют зрителей улыбаться и верить в будущее. И конечно же, когда в фильме балагурит бодрый весёлый герой Панкратова-Черного, зрителю вряд ли приходится задуматься, чем живёт душа артиста, и даже не представляется, что этот усатый весельчак может иметь тонкую лирическую душу поэта.

Поэт родился на Алтае, куда его предков со стороны матери сослали “за казачество и неприятие советской власти”. Собственно, и по линии отца он тоже казак, но черниговский, а мама была из донских. Именно маме посвящает Александр все свои книги.

 

Народный артист России Панкратов-Черный – лауреат нескольких литературных премий: имени Пушкина, Франца Кафки и петербургской премии “Петрополь” – премии имени Ксении Блаженной. Ленинградцы считают, что именно эта святая спасла город в блокаду от захвата фашистами. Помогает Ксения Петербургская и Панкратову-Чёрному, по его признанию. В Петербурге премию поэту вручал Александр Городницкий – ученый, бард и просто замечательный поэт. Церемония награждения проходила в музее-квартире Пушкина на Мойке. Пришли поэты, деятели культуры Петербурга. “Получил я премию за книгу стихов “Хочу сказать…”, – говорит поэт, – Составила ее Марина Арсеньевна Тарковская, младшая сестра Андрея Тарковского, и дочь прекрасного поэта Арсения Александровича, с которым я имел счастье быть знакомым. Книга, дай Бог, не последняя”.

Вообще, в окружении Народного артиста немало поэтов, которые оказали своё влияние на становление Панкратова-Черного, как литератора. Со многими он дружил, дружил и с Беллой Ахмадуллиной, которой посвятил такие строки, пронизанные “болью сердечной”:

Ты с улицы в квартиру…
Как темно…
Ты щелкнешь выключателем…
и светом
По переулку выстрелит окно,
Открытое сырым осенним
ветром,
Которым я, вздохнувши,
задохнусь…
И, кашляя в кулак,
к губам прижатый,
Отправлюсь в одиночество…
и пусть
Из жизни за желтеющим
квадратом
Лежит в грязи тобой
рожденный свет…
В котором вырвано полклена.
Где листья веткой схвачены
в букет,
Как сто сердец на гибель
обреченных.

Читатели часто спрашивают поэтов, как они пишут, откуда черпают вдохновение? Панкратов-Черный на этот вопрос отвечает так:

– Если бы я знал! Стихи просто приходят… Думаю, что они, как и музыка, от Бога. Я никогда не печатаю на компьютере, пишу от руки. Буквы появились на бумаге, строчка появилась, и пошли-пошли стихи…


Как старый человек,
Спал город утомленный,
И падали на снег
Кресты от рам оконных.
На площади двора
Кресты от всех окошек
Крестили до утра
Бездомных псов и кошек.
А я всю ночь без сна
Топтался, некрещеный,
У темного окна,
В его квадрат влюбленный.

– Говорила мне Белла: «Если рифмой заразился, освободиться от нее уже нельзя. С этим надо умереть».

Нет, Александр Васильевич, позвольте не согласиться с вашей литературной наставницей и пожелать вам не освобождаться. Не освобождаться и жить долго-долго!

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нравится наш портал?x

Проект «ЕлицыМедиа» существует исключительно на пожертвования читателей.
Если Вам нравится то, что мы делаем, Вы можете поддержать нашу работу, перечислив любую посильную сумму.

Помочь проекту