Отец Георгий из села Горянина любит жизнь. Он восторгается ею, как маленький, и раду­ется возможности жить бесконечно на небе­сах. Когда он проповедует с амвона, то обязательно расписывает будущий Рай самыми праздничными красками. Несколько старушек, что стоят в церкви, возвращаются со службы молодыми и воодушевлен­ными. Подумать только! Бесконечная, бесскорбная жизнь! Неужели она наступит?!

Прослушайте рассказ “Давид креститель”, нажав на кнопку воспроизведения.

Однажды в церковь вошла немолодая упитанная дама. Неизвестно, слышала ли она рассказ про Цар­ство Небесное или нет. Ее взгляды на жизнь вообще были весьма своеобразными. Народ уже покинул храм, а батюшка что-то замешкался в алтаре. Дама терпеливо его ждала. Был летний вечер. Мимо цер­ковных окон с мычанием протопало совхозное стадо. Наконец и отец Георгий загремел в алтаре ключами, собрался уходить. Спустился с амвона, и тут дама под­плыла к нему с просьбой о помощи:

— Батюшка, без вашего совета мне не обойтись. Мне Петровна, ну вы ее знаете, божественная такая, наказала свечку за мужа поставить кверху ногами, ну, чтобы он сдох. Я вот свечку купила, а где у нее верх, где низ — не разберу. Помогите разобраться, посо­ветуйте, пожалуйста.

Отец Георгий уставился на даму с удивлением. Он растерялся и не знал, как помочь этой прихожан­ке, чтобы ее муж околел от свечки. Он открыл рот и удивленно хлопал глазами. Дама решила изложить свою просьбу подробнее:

— Понимаете, муж — такая сволочь. А еще он — алкаш, гад и изменщик. Он к Нюрке после работы заходил. А Петровна все видала. Она мне про его похождения всегда докладывает, добрая она, ну, по-соседски. Я уже вся извелась, высохла от тос­ки — сил моих нет. Ну а Петровна-то, она старушка бо­жественная, знает, как кому земельку подсыпать, как кому булавку в окошко воткнуть. И берет за советы по-божески. Ну я ее и спросила, как с мужем-то быть. Она и посоветовала: «Чтоб он сдох, — говорит, — на­до за него свечку за упокой поставить в церкви, но только обязательно кверху ногами. У попа, говорит, спроси, как и что. Он, дескать, в семинарии обучался. Такие мелочи-то знает, поди».

пышка

Отец Георгий посмотрел на необъятную, «высох­шую» от горя даму, подумал и решил расска­зать ей про то, как Бог всех людей любит, про жизнь, которую Бог всем дает, про жизнь, которая будет там, на небесах, у всех крещеных людей. Он даже открыл для этого рот, но дама перебила:

— Вот свечка. Видите, кручу ее в руках, кручу, а ни верха, ни низа не различу.

Батюшка взял свечку в руки, расковырял фитиль и показал:

— Вот верх.

Потом глубоко вздохнул и добавил:

— Я храм собираюсь замыкать, служба кончилась. Идите домой. Там вас муж, наверное, ждет. Скоро корову доить. Одному-то несподручно без хозяйки со скотиной управляться. Идите помогать.

Дама смиренно покинула церковь. Батюшка за­тушил все лампады, лязгнул засовом на входной две­ри, щелкнул замком и отправился домой.

Трудовой день закончился, и в прохладном возду­хе тут же запищали комары. С фермы по окрест­ным лугам разливается коровье мычание и незлой пастушечий мат. Слева, в пруду чуть пониже церкви, играют золотые карасики. Ребятишки запутались в удочках на берегу. Гуси за день утомились под авгу­стовским солнцем. Они уселись у Лукичевой калит­ки и даже не шипят на прохожего в шелестящей рясе. На отца Георгия нахлынуло вдруг поэтичное настро­ение. Все наполнено прекрасной жизнью! И потом, подумал батюшка, тоже будет жизнь, но куда пре­красней этой! В миллион, наверное, раз!

Толстая дама настигла отца Георгия уже у его калитки. От резвого галопа ее «иссохшее» тело взмокло. Задыхаясь она вымолвила:

— Батюшка, спасибо за совет, только вот я спро­сить забыла, на какой подсвечник свечку-то вты­кать? И еще, забыла, сдохнет-то он — гад — скоро по­сле этого?

Поэтичное настроение отца Георгия враз остави­ло. От жалости к даме и ко всем жертвам Петровны заныло сердце. Он решил помочь ей спастись, забыть об убийственных планах, скроил страшную гримасу и рявкнул что было духу:

— Дура! А ну пошла отсюда к Кузькиной бабушке! И Петровну свою божествен­ную с собой прихвати! Уйди с глаз моих! Не то я сам тебе эту свечку поставлю! Я тебе так ее поставлю!!!

Дама решила не рисковать и поспешила убраться. В селе поговаривали, что местный поп свои обеща­ния обычно выполняет.

Расстроенный батюшка вошел в дом и уселся чаев­ничать. Горячий чай обжигал, и настоятель долго фыркал в свою чашку про то, что «одолели Петров­ны, когда ж их Петровняя дурь уже повыветривается. Молишься за них, молишься, а они…» На третьем стакане он успокоился, и тут к нему подкрался шес­тилетний Давид. Он придвинул табуретку поближе к столу и вскарабкался на нее. Руками, перепачканны­ми зеленкой, он тоже нацедил себе чаю и принялся молча хлебать. Он был задумчив и совсем не слыхал, как отец вопрошал его про обилие зеленки на руках. Заметно было, что в голове пацана копо­шится занятная думка.

Наконец он выдал:

— Скажи, пап, а крещеные ведь не умрут и в рай попадут… все?

— Бог знает, — ответил отец, — все, кто Его слу­шается, наверное.

— Так нам, пожалуй, скучно будет в раю без кошек. Они-то, бедненькие, все некрещеные.

— Ну, не знаю. Кошки ведь нам для этой жизни нужны. Так ведь Господь устроил.

Давид еще немного помялся. Он все не решался поделиться с отцом своим великим открытием. В кон­це концов не выдержал:

— Знаешь, пап, я сегодня подумал, что кошкам то­же не хочется умирать. И я понял, как их тоже в рай взять. Я Мурку, и Барсика, и всех их котят… ну… это… покрестил. А что, запросто. Взял тазик, принес воды из колодца, и все. А еще, только ты не ругайся, потом я поросят покрестил и цыплят… то­же… Свинью тоже вот хотел…

мальчик с котом

Тут на столе затряслись стаканы и миски. Отец Георгий от хохота весь покраснел и взмок. Сыну нужно было кое-что серьезно объяснить про креще­ние, но сделать это теперь без смеха все равно не получилось бы.

Чтобы отдышаться свежим воздухом и успокоиться, он вышел на крыльцо. Но тут ему ста­ло еще смешнее: по двору чинно вышагивает креще­ный петух, крещеная курица водит православных цыплят. На карнизе развалился Барсик — толстенный ортодокс…

Сад и вся улица утопают в зелени. В палисаднике красно от мальвы. Злые комары к сумеркам распищались не на шутку. Батюшка прихлопнул одного на лбу и подумал, как хорошо, что Давид не додумался и этих крестить. Гонялся бы за ними до ночи по селу. И на том свете потом бы от них житья…

Прослушать другие аудио рассказы протоиерея Алексия Лисняка на ЕлицыМедиа 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нравится наш портал?x

Проект «ЕлицыМедиа» существует исключительно на пожертвования читателей.
Если Вам нравится то, что мы делаем, Вы можете поддержать нашу работу, перечислив любую посильную сумму.

Помочь проекту