• Источник: Тобольский просветитель

    Чарльз Сидней Гиббс (1876-1963 гг.), учитель английского языка и один из трех воспитателей Цесаревича Алексея, провел при дворе последнего русского Императора около десяти лет и разделил с Семьей пребывание в Тобольске. Ему удалось избежать репрессий и вернуться в Англию. Будучи уже архимандритом Николаем, он способствовал распространению Православия и почитания Царской семьи в Англии.

    Чарльз Сидней Гиббс, к сожалению, не вел дневниковых записей. Он делился воспоминаниями с некоторыми близкими людьми, и лишь эти воспоминания и оригинальные документы стали впоследствии объектом изучения.

    Добровольная ссылка

    Чарльз Сидней Гиббс

    Поздно вечером 4 августа 1917 г. поезд с Царской семьей, свитой и охраной прибыли из Царского Села в Тюмень. Станция Тура, здание которой сохранилось (ул. Пристанская,13), находится рядом с нынешним Богородице-Рождественским Ильинским женским монастырем. Всю ночь перегружались на пароходы и, едва рассвело, «Русь», «Кормилец» и «Тюмень» отошли в Тобольск.

    Чарльз Сидней Гиббс в это время находился в Петрограде, пытаясь получить разрешение проследовать в Тобольск, с удивлением узнал, что волен ехать куда ему угодно. Уладив вопросы, связанные с увольнением из Императорского училища правоведения, подыскав преподавателей для своих частных учеников, он купил билет до Тюмени. В начале октября Гиббс, после полного приключений путешествия последним пароходом добрался до Тобольска. Все были рады встрече с ним.

    В 1917 г. британская пресса постоянно публиковала заметки в адрес экс-Императора, которые больно ранили его. Сидней, будучи англичанином, был раздосадован этим, но ответить мог только личной преданностью. Его приезд внес некоторое разнообразие в размеренную в Тобольске.

    «Сиг», как звали его в семье между собой, привез свежие новости, порой пугающие, письма от друзей и родственников, книжные новинки. Гиббс был талантливым драматургом, мог исполнять обязанности продюсера, а иногда и актера. Представления показывали по воскресеньям. Гиббс не только развлекал августейших особ, но и продолжил обучение царских детей английскому языку соответственно образовательной программе. Учитель долгие годы хранил две тетради, в которых Великие Княжны Мария и Анастасия писали диктанты Гиббса и переводы.

    В дневнике Николая II подробно описан отъезд из Тобольска в Екатеринбург, датированный 13 (26) апреля 1918 года. С больным Цесаревичем Алексеем оставались его сестры Ольга, Татьяна, Анастасия, учителя Гиббс и Жильяр (преподаватель французского) и некоторые другие.

    Идите куда хотите

    20 мая (нов.ст.) оставшихся в Тобольске Царственных узников и сопровождающих лиц посадили на знакомый уже пароход «Русь», который отплыл в Тюмень. В Тюмень они прибыли 22 мая. Здесь путешественников спешно пересадили с парохода на поезд. 23 мая прибыли на запасные пути станции Екатеринбурга. Царских детей, матроса Нагорного и нескольких слуг увезли в ожидавших их экипажах. Генерала Татищева, графиню Гендрикову и мадемуазель Шнейдер арестовали и под охраной увезли. Больше их не видели.

    Гиббс и его ученица Анастасия Николаевна Романова

    Оставшимся в вагоне восемнадцати пассажирам было объявлено, что они могут идти, куда хотят, но присоединиться к императорской семье им не разрешается. Идти было некуда, поэтому они оставались жить в вагоне.

    Предполагаемый отъезд в Тобольск не осуществился из-за наступления войск Белой армии. Гиббс и Жильяр регулярно посещали Британское консульство, пытаясь выяснить, что они могут предпринять относительно положения арестованной семьи, узнавали подробности развития военных действий и, стараясь не привлекать внимания, проходили мимо Ипатьевского дома, надеясь увидеть кого-нибудь из царской семьи.

    Жизнь в Тюмени

    Через десять дней вагон прицепили к поезду, шедшему в Тюмень. На станции Камышлов состав задержали, так как приближались чешские войска (союзники белых). Переговоры с начальником вокзала привели к тому, что их вагон прицепили к другому поезду. Когда прибыли в Тюмень, оказалось, что 14 июня Тобольск был занят белыми и им не разрешили перейти линию фронта. В городе велась лихорадочная подготовка к отпору чехословакам.

    В Тюмени, как и в других городах губернии, были введены хлебные карточки. 20 июня чехословаки вошли в Тюмень. Власть в Тюменской (Тобольской) губернии, как и по всей Сибири, перешла к Временному Сибирскому правительству. Восстановили все органы власти Временного правительства, в том числе Городскую думу. Тюмень переполнили беженцы с Урала, в городе скопилось много войск как белогвардейских, так и чешских, словацких, сербских, несколько госпиталей, штабов. Две артиллерийские батареи поставили на Мысу в Жабынском заводе И.И. Игнатова. Город выглядел «как после большого погрома».

    Только в конце июня 1918 года жильцы отцепленного вагона получили от тюменского военного коменданта транспорта справку, «позволяющую бывшим служащим экс-императора разместиться на частных квартирах и в госпиталях». Гиббс поселился в комнате «отличного дома, возвышавшегося над городом, и из его пяти окон открывался превосходный вид». Он писал своей тетушке Кейт в Англию: «Мебели в комнате немного, лишь самое необходимое…». Возможно, дом, о котором писал Сидней Гиббс, принадлежал купчихе Вьюновой. Усадьба Вьюновой находилась на углу улиц Подаруевской и Успенской (Семакова и Хохрякова), недалеко от Знаменской церкви.

    В поисках царской семьи

    25 и 26 июля 1918 года белые войска заняли Екатеринбург и, узнав об этом, Гиббс и Жильяр отправились туда, чтобы разыскать Царскую семью. То, что увидели они в Ипатьевском доме, свидетельствовало о чудовищном преступлении.

    Подвал дома Ипатьева, после расстрела царской семьи

    Вернувшись в Тюмень, Гиббс до конца лета оставался в той же комнате с видом на Затюменский мыс и Заречье. Общаясь с друзьями, он пытался разобраться в разрозненной информации о Царской семье. В сентябре, получив разрешение переселиться в Екатеринбург, Ч.С. Гиббс переехал туда и поселился в доме №10 по Солдатской улице. В Тюмень возвращался уже только за тем, чтобы забрать оставленные вещи. В Екатеринбурге он давал уроки английского языка, помогал генералу М. Дитерихсу, а затем следователю Н. Соколову вести расследование об убийстве Царской семьи.

    Архимандрит Николай

    Пережив глубочайшее потрясение, Ч.С. Гиббс мечтал о родине. Все чаще приходил к мысли, что в его жизни не было ничего столь же значительного, как вера, набожность и мужество, проявленные Царской семьей, которую он любил, которой так преданно служил. Гиббс устроился на службу секретарем штаба британского Верховного комиссара в Сибири сэра Чарльза Элиота. Войска белых и их союзников отступали, и вместе с ними он продвигался на Восток. Мелькали города: Екатеринбург, Омск, Владивосток, Харбин.

    Из Харбина Гиббс совершил путешествие в Пекин с целью поклониться могиле, где были погребены останки нескольких членов Императорской фамилии, привезенных из Алапаевска. Преосвященный архиепископ Иннокентий, возглавлявший Русскую духовную миссию в Пекине, отправил по просьбе Гиббса священника, чтобы тот отслужил в склепе кладбищенской церкви панихиду по убиенным.

    архимандрит николай
    Архимандрит Николай

    В 1934 году Гиббс из Англии снова отправляется в Харбин, где была русская церковь – теперь уже для того, чтобы приобщиться к Православию. Вскоре было совершено таинство миропомазания и чин присоединения к Православной Церкви с именем Алексей (имя он принял в честь своего ученика цесаревича Алексия).

    Гиббс понял, что Россия вручила ему сокровище, которое он должен взрастить у себя на родине. Это был его долг перед Православием и Царственными страстотерпцами.

    В 1935 г. владыка Нестор (Анисимов), архиепископ Камчатский и Петропавловский живший в изгнании в Харбине, постриг Алексия в монашество с именем Николай (в честь царя Николая II). Потом он был рукоположен во диакона, затем священника, игумена. С благословения архиепископа о. Николай (Гиббс) отправился на родину, получив особое наставление остаться на год в Русской Православной миссии в Иерусалиме. В 1938 г. уже в Лондоне владыка Нестор возвел о. Николая в сан архимандрита, даровав ему митру и посох, и представил пастве.

    «Дом святого Николая» в Оксфорде

    В 1941 г., когда немцы начали бомбить британскую столицу, отца Николая отправляют в Оксфорд, чтобы создать там приход из эмигрантов. Он купил в Оксфорде три дома, в одном из них в 1946 г. основал «Дом святого Николая» как свидетельство преклонения перед Государем. Архимандрит почитал царя Николая II как святого. В этом доме разместилась удивительная коллекция реликвий, связанных с Царственными мучениками. Его замыслом было устроить здесь центр русской культуры. Он достал из сундуков и коробок, которые хранил почти 30 лет реликвии Царской семьи и вещи, напоминавшие о страшной трагедии. Стены часовни украшали иконы, частью подаренные членами Царской семьи, а частью вытащенные из печей и дымоходов последнего приюта семьи Романовых.

    В 1945 г. отец Николай признал Московскую Патриархию, перейдя из Русской зарубежной церкви. Это решение, которое повредило ему как настоятелю храма, привело к болезненной для него изоляции среди эмигрантской Зарубежной церкви и вызвало шок среди его друзей. Преставился ко Господу архимандрит Николай Великим постом 24 марта 1963 г. в больнице св. Панкратия. Погребен на кладбище Хэдингтон в Оксфорде.

    Добавить комментарий

    Войти с помощью: 

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *