• Источник: Браво, Воронеж

    Сегодня, 17 сентября в день Собора Воронежских святых мы вспоминаем Святителя Митрофана Воронежского.

    Причисленный к лику святых Русской православной церкви 25 июня (по ст. ст.) 1832 года, святитель Митрофан, первый епископ Воронежский, родился 16 ноября (6 ноября по ст. ст.) 1623 года во Владимирской земле (село Антилохово, ныне Савинского района Ивановской области), по предположению, в семье священника.

    Cело Антилохово — родина святителя Митрофана Воронежского

    Мирское имя будущего святителя было Михаил. О детстве, юности и жизни святого в миру, до поступления его в монастырь, ничего не известно, кроме того, что он был женат и имел сына… На 40-ом году жизни овдовев, Михаил решил посвятить свою жизнь Богу. И в 1663 году с именем Митрофан был пострижен в монашество в Золотниковском Успенском монастыре, находящемся недалеко от Суздаля.

    Здесь будущий святитель начал иноческое подвижничество. И скоро о его строгой иноческой жизни стало известно в монашеской среде. Через три года после вступления в Золотниковскую обитель братия соседнего Яхромского Космина монастыря, не имевшего в ту пору настоятеля, стали просить местное духовное начальство о доставлении им в игумены Митрофана. И в 1666 году подвижник был рукоположен в иерейский сан, а затем, был возведен в игумены Яхромской обители.

    Десять лет игумен Митрофан был настоятелем этого монастыря. С самого начала, особенно заботясь о церковном благолепии, он приобрел для обители драгоценно украшенное, большого формата Евангелие, а затем построил новый просторный храм во имя нерукотворного образа Всемилостивого Спаса. Когда о ревности подвижника узнал патриарх Иоаким, он поручил ему более обширную Унженскую обитель, основанную в XV веке преподобным Макарием Желтоводским в Костромской земле. Здесь будущий святитель настоятельствовал около семи лет, в течение которых монастырь достиг процветания. Был построен храм в честь Благовещения Пресвятой Девы Марии, написано немало замечательных икон.

    Макариево — Унженский монастырь

    В 1675 году Патриарх Московский и всея Руси Иоким, лично знавший игумена Митрофана, как ревностного подвижника, назначил его игуменом Макарьевского Желтоводского монастыря, который тогда был в особенном благоволении царского дома.

    Царь Федор Алексеевич любил посещать эту обитель и нередко беседовал с настоятелем, относясь к нему с особым почтением. И потому, когда в 1682 году, по решению Московского Церковного Собора 1681 года, была образована новая Воронежская епархия, царь Федор первым ее епископом предложил назначить игумена Митрофана.

    2 апреля 1682 года патриарх Иоаким торжественно посвятил игумена Митрофана в епископы Воронежской епархии. После чего первый воронежский епископ несколько месяцев жил в Москве, устраивая дела новой епархии.

    За этот период жизни в Москве будущему святителю пришлось участвовать в погребении скончавшегося царя Феодора Алексеевича и венчании на царство юных государей Иоанна и Петра. Причем во время совершения этого обряда епископ Митрофан поднёс на блюде венец, который, затем, был возложен с молитвой на голову Петра.

    В конце августа 1682 года будущий святитель прибыл в Воронеж. Трудный путь предстояло пройти ему на своем поприще. Новооткрытая Воронежская епархия в те годы была окраиной Русского царства. Города и села, возникавшие в ней, назывались украинскими (т.е. крайними, пограничными) и польными (т.е. сопредельными к обширным незаселенным степям и пустым полям). За пределами же Воронежа была уже татарская земля, откуда шли набеги на Воронежский край. Опасность со стороны этих врагов была настолько велика, что без оружия нельзя было выйти за городской вал.

    Трудности начались с первых дней жизни епископа Мирофана в Воронеже, который прежде никогда не имел епископской кафедры. Тяжело было ревнителю церковного благолепия увидеть свой кафедральный собор обветшавшим, с крышей почти сгнившей от ветхости и полуразрушенными церковными помостами.

    В жалком, убогом состоянии находился и сам город. Вот как Воронеж был описан в 1670 году:

    «Городские стены во многих местах сгнили от дождевой воды, повалились или покосились, кровля на башнях сгнила, мосты опали, и около города ров осыпался». До приезда епископа не было приличного для него помещения, и ему, любителю безмолвия и уединения, пришлось на первых порах приютиться со своей свитой на постоялых дворах.

    Воронеж во второй половине XVII века

    Первым большим делом епископа Митрофана на воронежской земле стало строительство вместо ветхого Благовещенского собора нового, каменного пятиглавого храма в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. Ставший в то время самым большим зданием города, замечательный как по архитектуре, так и по внутреннему убранству, новый собор был построен за 15 лет и в 1692 году освящен.

    А в целом за двадцать лет пребывания епископа Митрофана на Воронежской кафедре число храмов в Воронежской епархии увеличилось со 182-х до 239-ти. К этому надо добавить основанные при нем два новых монастыря, и один скит преобразованный в монастырь.

    Будучи строгим, но справедливым архипастырем, епископ Митрофан активно боролся с влиянием старообрядчества, много проповедовал, открывал в сёлах школы, в которых преподавали знавшие грамоту переселенцы из Малороссии.

    Особо следует остановиться на отношениях между царем Петром I и епископом Митрофаном, который, как правящий архиерей, в своих проповедях поддерживал начинания царя, содействовал строительству кораблей и жертвовал крупные суммы на кораблестроение. Царь Петр, в свою очередь, уважал архипастыря и способствовал укреплению вновь учрежденной бедной Воронежской епархии. Так, например, для некоторых воронежских обителей им по ходатайству епископа Митрофана были уменьшены государственные повинности, что было нехарактерно для Петра I, и можно объяснить лишь его хорошими отношениями с правящим архиереем.

    Петр I и епископ Митрофан

    При посещении Воронежа государь всегда навещал епископа Митрофана, присутствовал на его богослужениях и даже пел в церковном хоре на клиросе Успенской Адмиралтейской церкви, которая сохранилась до наших дней, свидетельствуя о славном прошлом города и его жителей.

    В первые годы правления Петра I Воронеж занимал важное место в его государственной деятельности. Царь приезжал сюда одиннадцать раз, проведя в самом городе и его окрестностях в общей сложности примерно 400 дней. И прежде всего это связано со строительством на воронежских верфях регулярного военного флота, который был необходим Петра I для того, чтобы иметь «путь незаградимый» в Азовское и Черное моря.

    Все думы царя Петра I были в тот период сосредоточены на покорении Азова, являвшийся тогда турецкой крепостью, которая препятствовала свободному проходу русских кораблей в море. С целью устранить это препятствие в 1795 году и был предпринят первый поход на Азов. Окончившееся неудачей, предприятие дало возможность произвести осмотр придонской местности. И по возвращении Петром I был издан указ о строительстве флотилии для второго похода.

    Царь лично руководил строительством кораблей, работая на верфи и живя рядом с ней на берегу реки Воронеж в двухкомнатном домике, который специально для него предоставил подьячий Игнат Моторин. Без сомнения, епископ Митрофан не раз посещал царственного труженика и в часы досуга беседовал с ним, благословлял его труды своей молитвой.

    Разумеется, не могли без архипастыря проходить и церемония спуска кораблей на воду, для участия в которых царем Петром I в обязательном порядке приглашались духовные власти, бояре и прочие знатные люди. Причем для епископа Митрофана это торжество не всегда была зрелищем, но службой. Ведь ключевым моментом всей церемонии было наречение кораблей именем, что в православной традиции является таинством крещения. Лишь после исполнения этого церковного обряда первые корабли русского военного флота по стапелям спускались в воду, освященные молитвою архипастыря на «одоление чрез них супостатов».

    Освящение корабля епископом Митрофаном

    Вероятнее всего, епископом Митрофаном была наречена именем и освящена галера «Principium», на которой капитаном плыл Петр Алексеев – русский царь, 3 мая 1796 года отправившийся во главе флота из Воронежа по рекам Воронежу и Дону под Азов.

    Как известно, второй поход под Азов был победным: 18-го июля того же 1696 года крепость Азов была взята русскими войсками. И в августе в Воронеж к воеводе Савину Семену Горчакову пришла царская грамота о победе:

    «И как к тебе сия Наша, — писал Петр I, — Великого Государя, грамота придет, то ты на Воронеже Преосвященному Митрофану о том объяви, чтобы он, Преосвященный Митрофан, епископ Воронежских монастырей, со архимандритами, и игуменами, и с протопопом, и со освященным чином учинил на Воронеже в соборной церкви молебное благодарственное пение; и на молебном пении молили в Троице славимого Господа Бога о нашем государевом многолетнем здравии, и что милостью Всесильного Господа Бога наши, Великого Государя, ратные люди турский град Азов взяли и врагов Креста Святого, бусурман, славно победили, и воздали за такое дивное дело, по святой Его, Всещедрого Господа Бога, воле к роду христианскому соделавшееся, хвалу благодарственно».

    В 1696 году одержав победу над турками под Азовом, Петр I повелел святителю Митрофану впредь именоваться епископом «Воронежским и Азовским» — как бы в награду за участие архипастыря в этой победе и в связи с включением под его омофор вновь завоёванных земель вокруг Азова. Однако, в 1700 году этот титул архипастыря был изменён на «Воронежский и Елецкий» в связи с образованием самостоятельной Азовской епархии.

    Епископа Митрофана можно по праву назвать покровителем корабелов. Это он передал 7000 рублей епархиальных денег на строительство военного флота, хотя многие считали эту забавой молодого царя. А в какой-то момент воронежский архипастырь стал «представителем» царя на верфях, улаживая межнациональные и межконфессиональные, грозящие бунтом, конфликты между рабочими и иностранными мастерами-корабелами. Воронежский епископ взял на себя и подвиг погребения всех безродных, умерших на верфях при строительстве первых кораблей русского военного флота, поминая их всех в ежедневной своей молитве. 

    И, можно с уверенностью утверждать, что именно епископом Митрофаном был освящен в Успенской Адмиралтейской церкви Андреевский флаг, учрежденный Петром I в Воронеже 11 декабря (1 декабря по ст. ст.) 1699 года в качестве официального флага Российского военно-морского флота и впервые поднятый на первом русском линейном корабле «Гото Предестинация» («Божье предвидение»), который в 1700 году сошел в воду со стапелей воронежской верфи.

    Об этом мало кто знает, но именно епископ Митрофан благословил Петра I Казанской иконой Божией Матери на строительство города в устье Невы, нареченного Санкт-Петербургом, сказав при этом пророческое слово: «Возьми икону Казанскую Божией Матери — и она поможет тебе победить злого врага. Потом перенесёшь эту икону в новую столицу… Казанская икона станет покровом города и всего народа твоего. До тех пор, пока икона будет в столице и перед ней будут молиться православные, в город не ступит вражеская нога».

    В 1700 году во время очередного приезда Петра I в Воронеж между царем и епископом Митрофаном произошел знаменитый конфликт, описанный в житии святителя. Пожелавший видеть у себя правящего архиерея, Петр I велел ему явиться во дворец. И епископ Митрофан тотчас же отправился к царю пешком. Но, войдя во двор, ведущий ко дворцу, он увидел статуи греческих богов и богинь, поставленные в качестве украшения по царскому приказанию. Тотчас развернувшись, архипастырь пошел домой.

    Об этом было доложено царю, который, не зная, почему епископ Митрофан возвратился обратно, вторично отправил к нему гонца с приказанием явиться. Но тот ответил: «Пока государь не прикажет снять идолов, соблазняющих весь народ, я не могу войти в его дворец». Разгневанный такими словами, царь приказал передать епископу Митрофану: «Если он не придет, то ослушанием предержащей власти подвергнет себя смертной казни». На эту угрозу правящий архиерей ответил: «В жизни моей государь властен; но неприлично христианскому государю ставить языческих идолов и тем соблазнять простые сердца».

    По счастью, конфликт завершился примирением — царь простил архипастыря и приказал убрать статуи, после чего епископ Митрофан явился во дворец благодарить государя.

    В последующем правящий архиерей не изменил своё негативное отношение к европейским обычаям и включил в своё духовное завещание резкое предостережение патриарха Иоакима против сближения с иноземцами. Несмотря на это, епископ Митрофан до самой смерти пользовался расположением царя, с которым в последний раз встречался в 1702 году.

    В августе 1703 году епископ Митрофан тяжело заболел и 10 августа был пострижен в схиму с именем Макарий, в честь преподобного Макария Унженского, основателя монастыря, в котором был игуменом до своей архиерейской хиротонии. После чего им было написано духовное завещание, подлинник которого ныне хранится в Государственном историческом музее (N 820/Син. 669). В нем, в частности, есть такие назидательные строки: «Прочее же мудрых мужей правило всякому человеку: употреби труд, храни умеренность — богат будешь. Воздержно пей, мало ешь — здрав будешь. Твори благо, бегай злаго — спасен будешь…»

    6 декабря (23 ноября по ст. ст.) 1703 года, будучи в возрасте 80 лет, епископ Митрофан окончил свой земной путь и был погребен в Благовещенском соборе, выстроенном в годы его служения на Воронежской кафедре.

    Специально приехавший из Москвы в Воронеж и присутствующий на церемонии погребения, царь Петр I по окончании отпевания, когда гроб с телом готовились выносить из Архиерейского дома в храм, обратился к своей свите и сказал: «Стыдно нам будет, ежели мы не засвидетельствуем нашей благодарности сему пастырю отданием ему последней чести. Итак, вынесем тело его сами». Сказав это, царь первый взялся за гроб архипастыря и вместе с первыми лицами государства отнес его в усыпальницу, устроенную под помостом придела Архистратига Михаила Благовещенского собора. А по окончании погребения Петр I произнес во всеуслышание: «Не осталось у меня другого такого святого старца, ему же да будет вечная память».

    Царь Петр I при погребении святителя Митрофана

    Почитание святителя Митрофана началось спустя 15 лет после его погребения. Из-за ошибок в строительстве Соборная Благовещенская церковь вдруг начала рушиться. А потому было принято решение разломать храм, чтобы воспользоваться его материалом для постройки нового собора, заложив его на более прочном фундаменте и на месте, не угрожавшем целости здания. В связи с этим в 1718 году гроб с мощами архипастыря был вынужденно перенесен в новое место. Тогда и было впервые засвидетельствовано нетление тела.

    С 1820 года число почитателей молитвенной памяти святителя Митрофана особенно возросло, ибо при соборе начали появляться записи о чудесах на его гробнице. И в 1831 году последовало официальное донесение об этом Синоду, по решению которого 7 августа 1832 года состоялось торжественное открытие гроба. Обретенные нетленными, мощи Митрофана были представлены для всеобщего поклонения. После чего последовала канонизация святителя и 25 июня 1832 года первый епископ Воронежский Митрофан был причислен к лику святых Русской православной церкви.

    Почитание нового святого в России началось с первого храма во имя святителя Митрофана, которым стала надвратная Митрофаниевская церковь в Хотьковском монастыре, 29 июня 1833 года освященная митрополитом Филаретом.

    Затем в 1836 году в Воронеже при Благовещенском соборе, где находились мощи святителя Митрофана, был учрежден Благовещенский Митрофанов монастырырь, который вскоре стал одним из важнейших религиозных центров России и местом стечения множества паломников.

    В 1847 году в Петербурге на территории Тентелевского кладбища была построена церковь Митрофана Воронежского (храм был снесён в 1929 году), в связи с чем и само кладбище стало именоваться Митрофаниевским.

    Образ святителя Митрофана Воронежского был запечатлен среди самых выдающихся русских просветителей на нижнем ярусе знаменитого памятника «Тысячелетие России» — монументе, воздвигнутый в 1862 году в Великом Новгороде в честь тысячелетнего юбилея легендарного призвания варягов на Русь.

    Образ святителя Митрофана Воронежского на памятнике «Тысячелетие России»

    В 1895 году в Москве при детском приюте великой княгини Елизаветы Фёдоровны в Петровском парке был построен храм Митрофана Воронежского, сохранившийся до наших дней.

    Как известно с установлением в России советской власти, отношение государства к религии, как таковой, изменилось и стало враждебным. 3 февраля 1919 года по требованию делегатов губернского съезда Советов была создана специальная комиссия во главе с представителем ЧК Бессмертным для вскрытия мощей святого Митрофана с целью «продемонстрировать трудящимся обман церковников». Согласно заключению комиссии, мощи состояли из рассыпающегося черепа с приделанными к нему чужими волосами, нескольких костей другого происхождения, а основную массу составляли покрывала и тряпичная кукла, набитая истлевшим материалом.

    Однако, разоблачение не состоялось. Оставленные после вскрытия в монастыре, мощи святого Митрофона продолжали привлекать паломников. Так в 1926 году у святителя Митрофана побывало более двадцати тысяч паломников-богомольцев из разных мест Воронежской губернии. А 20 августа 1927 года поклониться мощам святого Митрофана прибыло более тридцати тысяч паломников селян и более сорока тысяч горожан.

    В конце концов, когда в августе 1929 года на поклонение мощам святителя Митрофана в Воронеж традиционно пришли тысячи паломников, президиум горсовета принял решение о закрытии церкви Митрофановского монастыря и об изъятии мощей.

    По счастью нетленные мощи святителя и чудотворца Воронежского Митрофана были переданы в музей и там уцелели. И в сентябре 1989 году были возвращены Русской Православной Церкви.

    Так состоялось второе обретение мощей святого Митрофана, в настоящее время пребывающих в новом Покровском кафедральном соборе Воронежа, перед которым в 2003 году был установлен памятник святителю Митрофану.

    Рака с мощами святителя Митрофана и памятник первому воронежскому епископу у стен Благовещенского собора

    А за тысячу с лишним километров от Воронежа – в Санкт-Петербурге – по сей день бережно хранится та самая Казанская икона Божией Матери, которой святитель Митрофан Воронежский благословил Петр I на строительство города на Неве. Ранее принадлежавший сестре императора Наталье Алексеевне, заветный образ находится в приделе Рождества Богородицы в Казанском соборе и считается хранительницей города.

    По этой причине в страшные дни блокады 1941 – 1944 годов ленинградцы обносили Казанскую икону Божией Матери вокруг Ленинграда с надеждой, что враг не войдет в него.

    И с той же верой в спасительную силу иконы, переданной из рук первого воронежского епископа Митрофана в руки царя-преобразователя, образ Казанской Божией Матери помещен над северными вратами Морского собора в Кронштадте — главного храма Военно-морского флота России.

    А над южными вратами Морского собора, золотой крест и серебряный купол которого являются главным ориентиром для кораблей и судов, идущих по Кронштадтскому корабельному фарватеру, находится образ святителя Митрофана Воронежского, когда-то произнесшего в Воронеже пророческие слова, обращенные к петербуржцам всех поколений: «До тех пор, пока икона будет в столице, и перед ней будут молиться православные, в город не ступит вражеская нога».

    Добавить комментарий

    Войти с помощью: 

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *